Друзья, вы можете стать героями нашего портала. Если у вас есть коллекция, расскажите нам.


В выставочном зале Государственного исторического музея предаукционный показ Sotheby’s с 21 по 23 октября


Гендиректор Sotheby’s Россия Михаил Каменский назвал выставку мозаичной по составу, подобрав максимально корректное слово. Действительно, интересной кураторской идеи или стройной композиции размещения экспонатов от предаукционных выставок никто не ждет. Главная ценность таких показов в том, что они позволяют широкой публике увидеть работы, до этого годами или даже десятилетиями хранившиеся в коллекциях, и после торгов с большой долей вероятности отправляющиеся в другие коллекции, опять же, на года и десятилетия.

В Москву Sotheby’s привез одни из самых важных лотов предстоящих нью-йоркских и лондонских торгов. Главный «козырь» выставки— коллекция драгоценностей герцогини Виндзорской, супруги отрекшегося ради нее от престола короля Великобритании Эдуарда VIII. Также Sotheby’s представляет русское искусство и работы импрессионистов и художников ХХ века.

 

Кравченко, Яковлев, Коровин

Русское искусство сейчас занимает на арт-рынке особое место. Спрос на него устойчив и растет, и не только потому, что рынок почти выкарабкался из кризиса. Подавляющее большинство работ тех, кого называют великими русскими художниками, сегодня находится в музеях. Коллекционеры же, став обладателями такого шедевра, расставаться с ним не спешат. Поэтому вещи, появляющиеся на аукционах— речь о работах высочайшего качества— неизменно вызывают интерес и уходят, как правило, за значительные суммы.

 

«Индийская сказка» Алексея Кравченко, в числе прочих топ-лотов выставленная в ГИМе,— как раз одна из таких работ. По словам Сони Беккерман, главы департамента русского искусства Sotheby’s Нью-Йорк, вещи «такой силы» этого художника больше не появятся на рынке— все они уже в музейных коллекциях. Кравченко у нас знают в первую очередь по работам для книг— он иллюстрировал Пушкина, Гоголя, Гофмана, Гюго, Цвейга. «Индийская сказка» считается одной из лучших работ Кравченко. Ее эстимейт на нью-йоркских торгах тоже выдающийся— $1–1,5 млн.

 

Работа Александра Яковлева «Танец кули-кута» ни разу до этого не бывала в Москве. Выполненная по впечатлениям от поездки в Африку, написанная в Париже, картина была обнаружена в прошлом году в Америке в частной коллекции. «Для России это открытие»,— считает глава департамента русского искусства Sotheby’s Лондон Джо Викери (именно на лондонских торгах будет выставлен Яковлев).

 

Также в ГИМе выставлены русские «звезды» начала прошлого века. Константин Коровин с «Цветами над городом», запечатлевшими вечерний Париж, Зинаида Серебрякова с ню «Девочка с Востока», работа Константина Юона из серии, посвященной Троице-Сергиевой лавре, две работы Николая Рериха, работа Михаила Ларионова— словом, имена все самого первого ряда.

 

Моне, Модильяни, Соролья

Импрессионисты на выставке тоже представлены именами мирового масштаба. В Москву привезли работу «Ива» Клода Моне— она будет выставлена на торги в Нью-Йорке 2 ноября. Рядом с «Ивой»— «Портрет Жанны Эбютерн (в шляпе)» Амедео Модильяни. Один из серии портретов, сделавшей лицо этой женщины известным во всем мире, был написан вскоре после того, как художник встретил свою последнюю, оказавшуюся трагической, любовь (Жанна, которая должна была вот-вот родить, покончила с собой после смерти Модильяни от туберкулеза).

 

Еще один топ-лот предстоящих торгов— работа друга Модильяни Хаима Сутина. Физиологически натурально написанная «Индейка» происходит из Музея современного искусства Нью-Йорка, эстимейт $1,5–2 млн.

 

Работы крупнейшего представителя импрессионизма в Испании Хоакина Соролья, выставленный в ГИМе, публика не видела больше века. Написанные на побережье Валенсии «Рыбак» и «Дети на пляже» были представлены на его большой выставке в Париже в 1906-м— та огромная экспозиция состояла из пяти сотен работ. Тогда эти произведения и попали в частные коллекции, и выставляются на аукцион только теперь.

 

Герцогиня Виндзорская и Cartier

Украшения герцогини Виндзорской, привезенные Sotheby’s в Москву— это, по сути, драгоценности не только герцогини, но семьи Уоллис Симпсон и короля Эдварда VIII, своеобразная летопись совместной жизни этой знаменитый пары прошлого века. Двадцать предметов, созданных ведущими мировыми ювелирами, возвращаются на рынок впервые с 1987 года. Тогда, через год после кончины герцогини, прошли торги, установившие рекорд, не побитый до сих пор. Коллекция из 306 лотов была продана за $50 млн— абсолютный мировой рекорд аукциона ювелирных украшений, происходящих из одной коллекции.

В Лондоне 30 ноября будут выставлены 20 предметов из этой коллекции, и все они привезены в Москву.

 

Эдвард VIII, ради женитьбы на Уоллис Симпсон отрекшийся от престола и превратившийся в герцога Виндзорского, не утратил королевских привычек в том, что касается роскошных украшений. Супруга разделяла его вкусы: пара заказывала украшения у ювелиров лучших европейских домов, и по размеру эти вещи иногда напоминают скорее предметы интерьера.

 

Брошь в виде фламинго, сплошь усыпанная рубинами, сапфирами, изумрудами, бриллиантами специально для герцога и герцогини сделала Жанна Туссен, знаменитый дизайнер дома Cartier. В 1987-м, кстати, эта брошь стала эмблемой рекордных торгов. На выставке рядом с брошью— кадр, в котором огромное украшение приколото к платью миниатюрной Симпсон.

Еще одна работа Туссен, сделанная для герцогини и выставленная в ГИМе— браслет в виде пантеры из оникса и бриллиантов. Именно Туссен, которую саму прозвали Пантерой, сделала пантеру сакральным животным дома Cartier. Этот браслет считается одним из самых изысканных ее украшений из серии «больших кошек» дизайнера.

 

Одно из самых любимых украшений герцогини— это браслет от Cartier, сделанный из бриллиантов и украшенный девятью подвесками из латинских крестов, инкрустированных камнями. Этот браслет был на руке Уоллис в день, когда она выходила замуж за Эдварда, тогда уже герцога. Впоследствии на кресты с обратной стороны наносились гравировки, отмечающие самые важные события из жизни пары. Одна из подвесок, например, отмечена как «Крест нашего брака Уоллис 3.V.37 Дэвид», другая— напоминает о покушении на короля: «Бог сохранил короля для Уоллис 16. VII.36» (в 1936 году в Эдварда стреляли).

 

Портсигар, который Уоллис подарила супругу в 1935-м,— карта памятных мест для пары. На портсигаре выгравирована карта Европы и Северной Африки, на которой эмалью и драгоценными камнями отмечены маршруты и важные пункты их совместных путешествий.

gzt.ru

проводник по лабиринту книг
 22.10.10 792 antikvarius Аукционы 0.0/0 
искусство, аукцион, коллекционер


Рекламные материалы:

Похожие материалы:



Книги для коллекционеров:


Всего комментариев: 0
avatar