Друзья, вы можете стать героями нашего портала. Если у вас есть коллекция, расскажите нам.

Добавить статью
Главная Клуб Темы Клуба
Живопись

Живописец четырех императоров


        Имя венгерского художника Михая Зичи, почти всю жизнь проработавшего при дворе русских императоров, после долгих десятилетий забвения сегодня вновь на слуху. Недавняя масштабная выставка в Национальной галерее в Будапеште, можно сказать, открыла заново этого блестящего акварелиста и рисовальщика ХIХ века. А русские аукционы "Сотбис" и "Кристис" последних лет, на которых цены на работы художника уже доходят до сотен тысяч фунтов, лишь подтверждают его незаурядное мастерство.
 
Представители семьи Зичи сообщили,что есть планы привезти выставку картин знаменитого художника в Москву и Санкт-Петербург.
 
В предпоследний день февраля 1906 года в три часа пополудни князь Оболенский доложил Его Величеству императору Николаю II, что 79-летний придворный живописец, академик Российской Академии художеств, кавалер российского ордена святого Станислава и французского ордена Почетного легиона Михай Зичи находится при смерти. Трехмесячный грипп с температурой окончательно подорвал здоровье старого мастера, так и не привыкшего за пятьдесят лет к русским морозам. Получив тяжелую весть, император распорядился, чтобы в случае смерти своего любимого художника в память о нем звонили все колокола Петропавловского, Исаакиевского и Казанского соборов. Колокола Санкт-Петербурга зазвонили по Зичи на следующий день.
 
Началась "российская история" Михая Зичи в далеком 1846 году в Вене. Совершенно случайно он познакомился с братом Николая I, великим князем Михаилом Павловичем и его дочерью Екатериной, пожелавшей брать уроки рисования у какого-нибудь известного европейского художника. Поначалу выбор русских пал на пейзажиста-австрийца Вальдмюллера, но тот отказался, порекомендовав гостям из Петербурга своего талантливого ученика - Михая Зичи.
 
За спиной у 20-летнего венгра, отпрыска обедневшей помещичьей семьи с берегов Балатона, был успех рисовальщика, первые проданные картины.
 
Предложение великого князя показалось юному художнику из Венгрии весьма заманчивым и не менее романтичным. Уроки русской княжне предстояло давать в старом рыцарском замке на берегу альпийского озера. Чуть позже выяснилось, что русская великосветская компания едет в Италию. Рай для художников. Венеция, Флоренция, Рим. Боттичелли, Леонардо, Микеланджело, Рафаэль. Прогулки с 16-летней русской княжной по Венеции и Флоренции...
 
К концу путешествия по Италии новое предложение - поехать в Санкт-Петербург и поработать год по контракту. Предложение хотя и было для Зичи неожиданным, но звучало еще более заманчиво для нуждавшегося художника. Большой оклад - 1200 рублей в год, полное соцобеспечение, служебная квартира, заказы богатых русских клиентов. К тому же впечатлительная княжна успела привязаться к учителю рисования. Одним словом, Зичи согласился. Отныне на долгие годы у него появилось новое "православное" имя - Михаил Федорович.
 
Поначалу жизнь в царской столице огромной империи поразила венгерского провинциала своим блеском и роскошью. Вращение в кругу высшей аристократии, приближенной к царскому двору, завораживало: коллекционирование западноевропейской и русской живописи, ставшее к тому времени модным занятием, выставки, аукционы, обсуждение последних работ набиравших силу художников - Иванова, Крамского, Брюллова. Все это завораживало. Однако жизнь великосветского художника для молодого человека из Венгрии вскоре неожиданно закончилась, едва успев начаться.
 
В 1848 году в Венгрии разразилась буржуазная революция, сопровождавшаяся национально-освободительным восстанием против австрийского владычества. Трон под Габсбургами зашатался. Не справляясь с венгерскими повстанцами в одиночку, император Франц Иосиф I со слезами на глазах буквально умоляет царя Николая I спасти империю Габсбургов. Верный своим обязательствам по Священному cоюзу, Николай скрепя сердце дает согласие на отправку войск в Венгрию. В "благодарность" за помощь Австрия через несколько лет примет активное участие в Крымской войне против России...
 
Так вот, в разгар событий, закончившихся разгромом венгерских войск, судьба свела Зичи с самим императором. Во время одного из уроков рисования княжны Екатерины, в помещение заглянул Николай I. Узнав, что перед ним венгерский художник Зичи, самодержец поинтересовался, не родственник ли он того графа Зичи, который был связным российских войск с венским двором?
 
- Нет, я не родственник, Ваше Величество, - заметил художник, - но даже если бы это было так, я бы прекратил с ним всяческие отношения.
 
- Браво, молодой человек, - воскликнул император. - Вы, значит, не только талантливый художник, но и венгерский патриот! Почему же вы тогда нам служите?
 
Скандальную ситуацию замяли присутствующие женщины: "Ах, эта политика, она всегда всех ссорит". Однако оставаться после случившегося при дворе для Зичи было уже невозможно. Годы лишений и нужды, последовавшие после придворной жизни, научили молодого художника многому. Возвращаться в Будапешт не хотелось: там свирепствовала реакция. Поэтому в "северной Венеции" до поры до времени приходилось и дрова колоть, и ретушером работать в салоне только что появившихся дагеротипов. Надо было и русский язык подучить.
 
Приезжайте в Гатчину
 
В доме на окраине Санкт-Петербурга, где Зичи снял скромный уголок, он познакомился с Александрой Ершовой. Скромная, на четыре года моложе его, девушка из простой семьи вскоре стала женой художника, родила ему четверых детей. Она пережила Зичи на двенадцать лет и умерла в 1918 году в окружении детей и внуков в родовом венгерском поместье "Зала", куда семья переехала после покушения на Александра II в 1866 году.
 
Прошли годы, и, несмотря на все лишения в суровой северной столице, искрометный талант Зичи постепенно пробил себе дорогу. Его филигранные рисунки и акварели получали все большую известность в Петербурге. Как-то друзья Михаила Федоровича показали его работы князю Любомирскому, а тот на представлении Венской оперы продемонстрировал их императору.
 
- Очень ловко, очень метко, - было резюме Николая I. - Если время позволяет, приезжайте в Гатчину, порисуйте.
 
Трудно сказать, помнил ли царь размолвку с молодым венгром в 1848 году, но тогда, в 1853, приглашение на этюды на царскую охоту означало все: и примирение, и высокую оценку таланта, и обещание постоянной работы. Царская охота в Гатчине, а точнее, подготовленные там этюды - всего 26 листов, можно сказать, определили всю дальнейшую судьбу Зичи.
 
Русский император был в восторге от акварелей и рисунков. Он распорядился выдать венгру 600 рублей, а заодно заказать новые работы. Слух о небывалом успехе живописца мгновенно облетел Невский проспект, дворцы и виллы набережной Невы. Заказы посыпались со всех сторон. В это время в письме матери в Венгрию Михаил писал: "Люди полюбили меня, и сейчас, когда я пишу эти строки, я - самый высокооплачиваемый акварелист в Петербурге".
 
Скоропостижная смерть Николая I в 1855 году, казалось, могла внести неожиданные коррективы в дальнейшую судьбу "царского" художника. Однако молодой наследник - Александр II - вполне благосклонно отнесся к Зичи, наверняка, помня его тонкие и порой язвительные зарисовки из жизни двора при отце. Через доверенного - князя Горчакова, будущего канцлера Империи, новый самодержец продлил Зичи контракт в России, поручив ему "графическую летопись" своей коронации в Москве. Так венгр Михаил Федорович Зичи стал летописцем второго российского венценосца.
 
Однажды судьба свела Михаила Федоровича со знаменитым Теофилем Готье, который стал его поклонником на всю жизнь. В своей книге "Путешествие в Россию" французский писатель уделил художнику целую главу - 14 страниц. Друг Бальзака и Гюго, человек, открывший миру Гойю, Курбе, Готье неожиданно для себя открыл в России венгра Зичи. Публикации Готье в парижском L'Artist принесли художнику европейскую славу. Когда в 1862 году Зичи, взяв творческий отпуск, поехал в Европу, там его встречали уже как известного живописца. Дружба с Доре, Гюго, Дюма-младшим, русскими и польскими художниками, жившими в Париже, была подготовлена Готье еще в Петербурге.
 
Годы странствий
 
В 1869 году царь Александр II продлил еще на 10 лет контракт с Зичи. Но, кажется, ему это уже невмоготу. После 14 лет постоянной работы при императорском дворе в 1874-м он попросил расторгнуть договор и ушел на вольные хлеба.
 
Последующие 10 лет стали одними из самых плодотворных в творчестве Зичи. Пять лет он проработал во Франции, потом в Лондоне, Венгрии, Мюнхене. Его выставки устраивали в Париже, Венеции, Вене. В это время он творил не столько в графике, сколько в крупных жанрах. Написанное к парижской Всемирной выставке 1878 года огромное по размерам аллегорическое антивоенное полотно "Оружие демона" с изображением властителей Европы вызвало нешуточный скандал. Из Парижа пришлось уехать.
 
Уединившись в своем поместье на Балатоне, художник наконец-то обустроил свой дом. Он оборудовал мастерскую, кабинет, библиотеку, написал ряд больших живописных работ, сделал иллюстрации по заказу журнала "Нива" к произведениям Лермонтова ("Демон", "Герой нашего времени"), Гончарова ("Обрыв"), Полонского ("Машенька"), а затем Гоголя ("Тарас Бульба"). Так, оставаясь вдали от России, художник постоянно чувствовал себя связанным с русской культурой. Его возвращение в Петербург было лишь вопросом времени. Тем более что надежды на достойный заработок на родине так и не оправдались.
 
К тому времени, когда Зичи добрался до Петербурга, царь-освободитель Александр II пал жертвой террористов-народовольцев. Его преемник Александр III с детства знал и любил Михаила Федоровича, поэтому вопрос о трудоустройстве не стоял. Живописец Его Величества - звучит гордо. Заказов хоть отбавляй: от толстенного памятного альбома к двухсотлетию Преображенского полка до очередного коронационного в 1883-м. При дворе Александра III, который особо благоволил художнику, Зичи стали принимать чуть ли не наравне с членами царской семьи. Он присутствовал даже на домашних встречах и праздниках.
 
Мирное царствование Александра III Миротворца, увы, оказалось недолгим. После его внезапной смерти в 1894-м трон переходит к сыну Николаю II, который, как и его отец, тоже буквально обожал художника. Ходят легенды, что наследник очень часто просил совета у венгерского мастера, причем не только в вопросах искусства. Последний коронационный альбом в своей жизни Михай Зичи подготовил в 1896-м на московской коронации Николая II, омраченной ходынской давкой.
 
К тому времени друзья отметили 50 лет его творчества. Торжества прошли и в России, и в Венгрии. Не порывая ни с первой, ни со второй родиной, Зичи все последние годы жизни посвятил своим любимым иллюстрациям к работам великих поэтов двух стран: Пушкина и Лермонтова - в России, Мадача и Араня - в Венгрии.
 
Неслучайно в некрологе на его смерть журнал "Нива" писал: "В лице Михая Зичи русское искусство потеряло одного из самых ярких его представителей, а русское общество - редкого человека, который лучшие годы жизни посвятил своей второй родине". Его и хоронить-то хотели на второй родине, в Санкт-Петербурге. Однако друзья решили, что сын венгерской земли должен покоиться в Венгрии. Его тело на поезде привезли в Будапешт, где с почестями захоронили в пантеоне Славы, на аллее художников Центрального кладбища на проспекте Керепеши.
 
Охранная грамота от Ворошилова
 
После революции о Михае Зичи в России почти забыли. Понятное дело - рисовал царей. Основные работы художника остались в царских дворцах, в закрытых отделах графики Эрмитажа, Русского музея, а большие полотна - в родовом поместье на Балатоне. Поэтому его работы было не так просто увидеть.
 
Спустя 20 лет после смерти художника, к столетнему юбилею Зичи, в его родовом поместье открылся музей, - рассказывает корреспонденту "Эхо" внук художника Иштван Чичери. - Мне тогда шел десятый год. Я родился в 1917-м, и моя русская бабка Александра была еще жива, успев даже окрестить внука.
 
Трудные дни для музея настали в конце Второй мировой войны. К тому времени Иштван Чичери, получив образование в Дипломатической академии в Вене, стал доктором юриспруденции, успел поучаствовать в движении Сопротивления. В 1945-м стал одним из лидеров Партии мелких хозяев, победившей на выборах. С приходом Красной Армии в Будапешт у внука Зичи, прилично владевшего русским языком, сложились неплохие отношения с новыми властями. Советский посол Пушкин, пользуясь связями Иштвана, выходил непосредственно на тогдашнего премьер-министра страны Ференца Надя.
 
- Опасаясь, что музей может пострадать от военных действий, - рассказал Иштван, - я дошел до самого Ворошилова и выхлопотал себе "охранную грамоту" - удостоверение директора музея. Помчался тогда на Балатон и успел вовремя. Всю коллекцию уже хотели конфисковать советские интенданты. Тогда музей спасло удостоверение Ворошилова.
 


Сам потомок "живописца Его Величества" после разгона Партии мелких хозяев, устроенного коммунистами в 1947 году, был вынужден эмигрировать в Австрию, а потом в США. Возвращение на родину произошло лишь в 1990-м.
 
- Я знал, что вернусь, знал, что делом моей жизни на склоне лет будет музей деда, - говорит Иштван. - Так оно и случилось.
 
Сегодня он - директор фамильного собрания. По договору с государством ему, как наследнику, принадлежат все экспонаты музея и треть земель родового поместья. Наследие деда, хочешь - не хочешь, постоянно возвращает к России. В поисках его работ он уже не раз бывал в Санкт-Петербурге. Когда в начале 2000-х добрался до хранилищ Эрмитажа с акварелями Зичи, был буквально поражен. Огромное наследие деда, все его работы о придворной жизни русских царей и императорской охоте оставались, по сути, никому не известными как в России, так в Венгрии.
 
Тогда же в Будапеште, Москве и Петербурге началась работа по организации мемориальной выставки Михая Зичи. Первая выставка его акварелей из царских собраний Эрмитажа прошла в Концертном зале Зимнего дворца в 2006-м. Еще через два года самая большая по объёму материала выставка с огромным успехом прошла в Национальной галерее Будапешта. Впервые широкая публика увидела рисунки и акварели венгерского художника, которые до этого были доступны лишь царским особам.
 
Начиная с середины 1990-х, работы Зичи стали регулярно появляться на русских торгах крупнейших аукционных домов Европы - "Сотбис" и "Кристис". Сегодня цены на его рисунки и акварели сравнимы с ценами на аналогичные работы Айвазовского и Репина. А тот факт, что его работы идут на русских торгах аукционных домов Европы, означает, что художник Михаил Федорович Зичи в очередной раз возвращается в Россию.
Эхо планеты


| Автор: * Источник
| Категория: Живопись
| Теги: аукцион, искусство, коллекционер, живопись 20.09.10 Просмотров: 4950 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0

Похожие материалы:



Книги для коллекционеров:




Всего комментариев: 1
avatar
0
1 Император России Иван седьмой • 17:08, 30.07.12
Прочтите книгу "АНАСТАСИЯ" реестр книги 06-50993. Проза.ру .
Наберите в поисковых - Императрица России Анастасия Николаевна Романова, и прочитайте! cry Иван7.
avatar