Друзья, вы можете стать героями нашего портала. Если у вас есть коллекция, расскажите нам.
Вход   Регистрация  

Главная Клуб Темы Клуба
Исторические Факты

История елки


Картина датского художника Вигго Юхансена "Светлое Рождество" (1891)

 

Немецкая забава

Празднование Рождества и Нового года с наряженной елкой – немецкий обычай, распространившийся в других странах благодаря разнообразным культурным связям с Германией. В немецких же землях праздничная елка была широко распространена уже в XVI веке. Исследователи полагают, что обычай украшать елку восходит к так называемой «игре в рай», мистерии об Адаме и Еве, которую устраивали на площадях перед церквями. Наряженное дерево должно было обозначать эдемский сад, а ель или сосна получали эту роль, поскольку и зимой были зелеными.

Сохранились упоминания, что наряженная сосна была установлена в 1521 году в Эльзасе, а также, что в 1535 году елки продавались на рынке в Страсбурге, а в 1539 году рождественское дерево украсило Страсбургский собор. Постепенно обычай украшать рождественское дерево отделился от мистериального действа. Различные городские цеха и гильдии стали устанавливать ели на своих праздниках. В одной из гильдейских хроник Бремена упоминается, что в 1570 году в здании гильдии для детей нарядили елочку, украсив ее яблоками, орехами, финиками, печеньем и бумажными цветами. С наступлением эпохи Контрреформации мистерии с наряженными елками в католических землях были официально запрещены. Тогда украшенные еловые ветви переместились в частные дома. Вскоре в домах наряжать и небольшие елочки, которые устанавливали на столе или подвешивали к потолку. Легенда приписывает идею подвешивать на рождественскую елку яблоки самому Мартину Лютеру. В стеклянные шары эти яблоки превратились только к середине XIX века благодаря мастерам-стеклодувам из города Лауша.

О распространении обычая говорит то, что уже в первой половине XVI века стали появляться законы, ограничивающие вырубку рождественских деревьев: не более одного на человека. На базарах немецких городов стали продавать специальные украшения для елок, например, имбирные пряники. В счетах торговцев города Тюркхайма в Эльзасе за 1597 – 1669 годах обнаружены расходы на рождественские украшения: яблоки, облатки, цветную бумагу. В 1597 году впервые упоминается установка рождественских елок в Базеле, там их украшали яблоками и сыром.

Деятели церкви часто были недовольны такими рождественскими обычаями. Например, страсбургский проповедник Иоганн Конрад Даннхауэр в 1645 году осуждал тех, кто устанавливает «увешенную куклами и сластями» рождественскую ель и называл ее «недопустимой заменой слову Божьему, с коим и следует праздник сей встречать». В целом ко второй половине XVIII века в Германии елка была повсеместно распространена на протестантском севере и куда реже на католическом юге. Католики даже называли протестантизм «религией рождественской елки». Впрочем, не надо думать, что немцы-католики были вовсе чужды рождественских развлечений, у них для этого имелся свой обычай – рождественский вертеп.

Преимущественно украшение елки было городским обычаем, в сельской местности его не знали иногда даже до начала XX века. Были и необычные локальные варианты. Например, в Саксонии вместо елки украшали особые деревянные «пирамиды» (Weihnachtspyramide), изготовлением которых славились мастера-резчики из района Рудных гор (кстати, они же создали знаменитых благодаря Гофману и Чайковскому деревянных кукол-щелкунчиков). Сейчас такие пирамиды тоже используются, но уже параллельно с елками.

В Пфальце, Швабии и Гессене рождественским деревом служила не елка, а бук. Хотя позже елка сменила бук в этой роли, но называлась она по-прежнему не Tannenbaum, а Bosbaam, Busbääm (Гессен), Buchsbaum (Швабия). Швабское название отмечалось в обиходе еще в 1960-х годах. В округа Заальфельд в Тюрингии, некоторых районах Верхней Саксонии и к юго-востоку от Гарца как минимум до второй половины XX века сохранялся обычай подвешивать елку к потолочной балке, причем в некоторых местах елка висела макушкой вниз, а в других была подвешена за макушку.

Общегерманский характер празднование Рождества с елкой получило после объединения страны и франко-прусской войны. Офицеры на фронте ставили украшенные елочки прямо в окопах как знак связи с родиной. В Первую мировую этот обычай распространился и среди солдат. Особой разновидностью рождественских елок в Германии XIX – XX веков стали елки, устанавливаемые на кладбищах. Могилы к празднику украшали ветвями омелы и падуба, и ставили на них маленькие елочки со свечами.

Праздничная елка проникала в другие страны из Германии обычно через аристократические слои общества. Немалую роль в это сыграли браки немецких принцесс. Считается, что первая рождественская ель в Великобритании была украшена в 1800 году Шарлоттой Мекленбургской – женой Георга III. Позже новый импульс распространение этого обычая среди англичан получило после брака Виктории и Альберта. В Вене елку установила жена эрцгерцога Карла Австрийского Генриетта Нассау-Вайльбургская в 1816 году, в Париже – в 1840 году Елена Мекленбург-Шверинская, ставшая женой герцога Орлеанского Фердинанда-Филиппа.

А вот в Испании родоначальницей традиции рождественской елки считается русская аристократка Софья Трубецкая (1838 - 1898). Первым ее мужем стал французский посол в Петербурге герцог де Морни. Через несколько лет после его смерти она вышла замуж за дона Хосе Исидро Осорио и Сильва-Базан герцога Альбукерке. В его мадридском дворце в 1870 году она и установила первую в Испании елку. Но все равно испанцы осознавали германское происхождение этого обычая и даже в XX веке иногда называли рождественскую елку "немецким деревом".

 

Елка в Прибалтике XV – XVI веков

У Германии есть один конкурент на звание родины рождественских елок, правда, тоже относящийся к немецкому культурному ареалу – Ливония. Сохранились упоминания о том, что в 1441, 1442, 1510 и 1514 годах в Ревеле и Риги члены, купеческого Братства черноголовых устанавливали в домах братства деревья, которые под конец праздничных дней даже переносили в ратушную площадь. Юноши и девушки танцевали вокруг деревьев и пели, а по окончании праздников деревья сжигали.

Сохранилось описание этого праздника, в «Хронике провинции Ливония» (изд. 1578, 1584) Бальтазара Руссова: «А когда кончалось пьянство у подмастерьев, то они в посту брали большую ель, обвешанную розами, ставили ее на базаре и поздно вечером отправлялись к ней с толпами женщин и девушек, сначала пели и обвивали дерево, а затем зажигали его, так что в темноте оно ярко горело. Затем подмастерья хватали друг друга за руки и попарно скакали и плясали вокруг огня, а фейерверкеры должны были пускать ракеты ради хвастовства. И хотя это строго обличалось пасторами, но они мало обращали на то внимания. Не было также ни конца, ни меры катанью на каруселях с женщинами и девушками, и днем, и ночью, часто на зло и печаль пасторам, обличавшим подобные вещи» (русский перевод опубликован в «Сборнике материалов и статей по истории Прибалтийского края. Том II», 1879, без указания имени переводчика).

Иногда считают, что эти праздники Братства Черноголовых послужили источником распространившего в Германии обычая украшать елку на Рождество. Однако исследователи указывают, что Братство Черноголовых украшало дерево не на Рождество, а на свой особый праздник, начинавшийся после Рождества и продолжавшийся до 10 января. Этот праздник с пирами, карнавальными шествиями, плясками и украшенным деревом отмечал завершение навигации на Балтике. Так что прямого отношения к Рождеству деревья Черноголовых не имели, поэтому родиной рождественского дерева все-таки правильнее считать Германию.

 

Языческие истоки

Ученые ищут прообразы обычая наряжать елку в языческих верованиях Северной Европы. Благо культ деревьев не был там редкостью. Священные рощи существовали в странах, окружающих Балтийское море (Германии, Швеции, Литве, Латвии), и в историческое время и с ними яростно боролись христианскими миссионеры. Широко известен и распространен был обычай срубать в лесу и приносить в деревню «майское дерево», но аналоги его касались и зимних праздников.

Высказывают гипотезу, что использование в народных обрядах ели вызывалось верой в ее способность отгонять нечистую силу благодаря своим колючим иголкам. В некоторых областях Германии в XIX веке для защиты скотины у хлевов ставили елочки по одной на каждую корову. Профессор Лейпцигского университета Евгений Могк (1854 – 1939) полагал, что предшественниками рождественско-новогодней елки были ветви плодовых деревьев, в особенности вишен, которые заносили в дом заранее и ставили в сосуды с водой, чтобы ветви расцвели к празднику (такой обычай имелся во многих местах). Опасения, что вишня не расцветет, по мнению Могка, стало причиной использования елки. Этнограф Вилли Крогманн считает первичной причиной почитания елки ее постоянный зеленый наряд и сопоставляет это с ритуальными функциями других вечнозеленых деревьев: падуба, тиса, омелы, можжевельника).

В вышедшей в 2006 году книге Кристиана Ретча (Christian Rätsch) и Клавдии Мюллер-Эбелинг (Claudia Müller-Ebeling) «Pagan Christmas: The Plants, Spirits, and Rituals at the Origins of Yuletide» отмечается, что на стенах старых овинов в Шварцвальде и сейчас можно увидеть изображения, отгоняющие зло: магические числа и рисунок ели. По словам авторов, под абстрактным изображением елки порой рисовались три ступеньки, что Ретч и Мюллер-Эбелинг сопоставляют с тремя ступеньками лестницы, по которой поднимался шаман у ряда народов Евразии. Там же приводится цитата из святой Хильдегарды Бингенской (1098 – 1179): «Где бы ни стояло еловое дерево, духи воздуха ненавидят и избегают ее. Чары и магические заклинания имеют меньшую власть над вещами там, чем в других местах». В книге делается вывод, что почитание деревьев, в частности елей, изначально языческое, было потом перенято христианами. В частности еловая смола, намазанная на стены дома, давала его обитателям защиту от Дикой Охоты, которая мчалась по небу в дни адвента. Такой обычай до сих пор существует в некоторых местах в Скандинавии.

 

Рождественское дерево у славян

Использование хвойного деревца в рождественских обрядах был известно и в традиционной культуре славян. Распространено оно было у западных и восточных славян, а на юге – у болгар в районах Разграда, Варны и Русе. Когда позднее в славянские страны пришел немецкий обычай рождественской елки, он наложился на близкие местные обряды.

В лес за деревом накануне праздника отправлялся глава семьи, или же это делали незамужние девушки, чтобы удачно выйти замуж (в таком случае это называлось «ходить за счастьем»). Существовало поверье, что деревце надо срубить одним ударом топора. В некоторых местах рождественские деревца разносили по домам колядники, а в Моравии и Словакии – пастухи, которые по обычаю обходили жителей села, желая им благополучия. В Краковском воеводстве Польши увешенные сластями елочки дарили девушкам их поклонники.

Как и в Германии принесенные в дом деревца украшали яблоками, орехами, колосьями, сладостями, пряниками, бумажными цветами, соломенными звездами, лентами. В Болгарии использовали полоски ткани с нашитыми на них монетами. В Словакии вешали венок из льна, чтобы лучше уродился лен в следующем году. Чаще всего деревце подвешивали к потолку, в других местах устанавливали во дворе или украшали дом еловыми ветками. Ветви вешали и над дверями хлева, амбара, овчарни. В зависимости от региона деревце выносилось из дому на следующий день после рождественского праздника или же оставалось в доме до Нового года, Крещения, Сретенья, дня святого Блажея. Вынесенное деревца часто сжигали, но в некоторых местах его хранили до следующего Рождества и сжигали только тогда.

В Люблинском воеводстве рождественское дерево называли stróż «страж» или Anioł-stróż «ангел-страж», считая, что стоя во дворе, оно защищает дом от воров. Существовал обычай сохранять ветви рождественского дерева и использовать их потом при необходимости: сжигать во время бури или града, класть в первую борозду при пахоте, окуривать человека для защиты от сглаза.

Существовали гадания с рождественским деревом. Девушки бросали на него венок. Если венок повисал на ветвях с первой попытке, считали, что бросившая его девушка в наступающем году выйдет замуж. Если же венок падал, то она будет ходить в девках столько лет, сколько раз неудачно бросала венок. Дурным предвестьем считалось увядание и опадение иголок, оно означало мор в селе или смерть кого-то из обитателей дома.

 

Чичилаки в Грузии

Собственное необычное рождественское дерево существует в Грузии. Оно носит название чичилаки (ჩიჩილაკი) и изготавливается из ветви или ствола орешника, срезанного на день святой Варвары (17 декабря). С него снимают кору, а затем острым лезвием обстругивают с одного конца, оставляя ленты стружки прикрепленными к стволу. В результате возникает своеобразная кудрявая крона. Чаще всего чичилаки небольшой высоты в 20 – 50 сантиметров, но иногда изготавливают метровые и даже более высокие. На чичилаки могут повесить плоды или другие украшения. На верхушке порой вырезают крест. 

Родиной этого обычая считаются Гурия – область на западе страны. Чичилаки украшают дом на Рождество и на Новый год. Иногда их называют «бородой святого Василия», так как праздник этого святого православная церковь отмечает 1 января. В праздник Крещения (19 января по григорианскому календарю) по обычаю чичилаки сжигают, а пепел развеивают по ветру.

  polit.ru


| Автор: Максим Руссо Источник
| Категория: Исторические Факты | Теги: обычаи, НГ, История, ёлка
31.12.17 Просмотров: 466 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1


Похожие материалы:



Книги для коллекционеров:




Всего комментариев: 0