Друзья, вы можете стать героями нашего портала. Если у вас есть коллекция, расскажите нам.

Добавить статью
Главная Клуб Темы Клуба
Исторические Факты

Доходный дом-дворец как средоточие культурных ценностей.


Многие дома-памятники Новинского бульвара Москвы хранят следы выдающихся людей России. Скажем, одно время здесь комфортно жил великий оперный певец и непревзойденный бас Федор Иванович Шаляпин. По соседству с маэстро прошло детство знаменитого писателя и блистательного дипломата Александра Сергеевича Грибоедова. В доме под номером 46 жил и творил гениальный композитор Петр Ильич Чайковский. А в доме под номером 13 мечтал о лучшей доле для страны молодой князь и будущий декабрист Евгений Оболенский. 

  Не просто доходный дом

Все начиналось так. В первой половине XX столетия знаток изящного искусства, коллекционер «всего прекрасного» князь Сергей Александрович Щербатов (дальний родственник Оболенских из династии Рюриковичей) воздвиг по нынешнему адресу: Новинский бульвар, 11 великолепный доходный дом-дворец. Причем не только с роскошными, но и фантастически дорогими по тем временам квартирами: они сдавались внаем по цене 1000 рублей в месяц. К слову, дворец был задуман не только с целью извлечения прибыли или как средоточие культурных ценностей, нажитых русским дворянством на протяжении веков. Главное, считал С. Щербатов, показать бесспорное превосходство достижений прежней культуры над современной буржуазной идеологией, которую князь называл «весьма сумбурной, неустойчивой, сбивчивой и парадоксальной».

Странный живописец

В юности Сергей Александрович Щербатов, сын выборного московского головы и просто баснословный богач, к неудовольствию родителей, считавших, что потомки Рюриковичей должны непременно состоять на государственной службе, а не «сидеть где-то с кистью в руках», открыто заявлял, что намеревается стать лишь профессиональным художником. С этой целью он блестяще окончил Московский университет. Затем успешно стажировался в немецком городе Мюнхене. Однако, когда по возвращении по протекции друга юности Владимира фон Мекка, С. Щербатов получил свой первый крупный заказ написать панно для нового здания Казанского вокзала, то сразу же почему-то изобразил в эскизе не городской индустриальный пейзаж, а красоту крестьянского мира! «С красными рубахами, пестрыми ситцами, гибким станом крестьянских девушек в облегающих и дающих античные складки сарафанах», как писали тогда современники. Он был совершеннейшим образом убежден, будто это замечательно (неважно, что выдумка) и весьма уместно как раз на железнодорожном вокзале.

Опальный модернист

Не имела успеха и устроенная князем в Петербурге (в 1903 г.) выставка «Современное искусство», задуманная как показ комплекса самых модных жилых интерьеров со всей их обстановкой. Однако модерн в начале второго тысячелетия у титулованной знати России был не в чести, и экспозиция не вызывала ничего, кроме удивления. Что-то в ней не нравилось посетителям. Возможно, отталкивала новизна. Как бы там ни было, князь резонно рассудил, будто публика просто пока еще не доросла до понимания уникальности представленных интерьеров, и решил отбыть в родную Москву. При этом бережно собрал все бесценные экспонаты (столовую по эскизам Бенуа и Лансере, сказочный головинский теремок, другие ценности) и удачно разместил их в своих роскошных апартаментах на Новинском бульваре, 11.

Дом-музей

Им гордилась вся просвещенная (и не очень) Москва. Построен огромный комплекс в стиле русской неоклассики по проекту известного архитектора Александра Таманова (Таманяна). В 1911 году именно ему суждено было взяться за сооружение совершенно нового доходного строения в Москве. Причем по совету состоятельного заказчика зодчий особенно тщательно изучил фасады и интерьеры жилых зданий северных стран: Дании, Норвегии, Швеции, где, по мнению князя С. Щербатова, строили очень уютно. Что касается общего замысла, то планировка дворца во многом имитирует московскую усадьбу с флигелями, обращенными к улице. Вход, как водится, «стерегли» каменные львы и освещали металлические фонари из Московского университета.

Изящное решение

В целом идея доходного дома обернулась изящным архитектурным ансамблем из трех сомкнутых зданий. Со стенами абрикосового цвета, белыми колоннадами, замыкающими двор, зеленым газоном, итальянского типа лоджиями и скульптурными барельефами, статуями на фасаде последнего этажа. Двор от Новинского бульвара отделяла кованая ограда. Жилые помещения располагались в нижних этажах центрального корпуса и в боковых строениях - крыльях.

Коллекция

В двух верхних этажах А. Таманов отдельно спроектировал специальный особняк - фешенебельные апартаменты самого князя, украсив их эффектной колоннадой коринфского ордера и портиками. Не случайно именно здесь С. Щербатов размещал свои богатейшие собрания произведений живописи и скульптуры и прочие забавные вещицы. Что предпочитал коллекционировать хозяин? В основном полотна российских художников: Врубеля и Сурикова, Кончаловского и Коровина, Рериха, Малявина и Бенуа - перечислять долго. А еще князь очень гордился своим собранием древнерусских икон XVI и XVII веков и другими экспонатами коллекции. Скажем, античными вазами, амфорами, мебелью екатерининской эпохи, старинными зеркалами, панно, коврами. Во дворце находились и музыкальный зал, библиотека, зимний сад, смотровая площадка с панорамным видом на кремлевские башни и золоченые купола храмов, гостиная, бильярдная, картинная галерея. Были в доме и отдельные покои супруги князя - Полины Ивановны Щербатовой. Она занималась благотворительностью, водила тесную дружбу с великой княгиней Елизаветой Федоровной, старшей сестрой императрицы - жены государя Николая II.

Для будущих экспозиций

Достоверно известно, что Сергей Александрович Щербатов мечтал завещать свой дом вместе с накопленными в нем ценностями «Городскому музею частных коллекций» Москвы. И это можно было легко устроить: все квартиры (как верхние, так и нижние) со временем планировалось освободить от жильцов, чтобы устроить так называемые музейные комнаты. Александр Таманов специально так спроектировал все помещения, что при необходимости они достаточно быстро становились настоящей анфиладой просторных экспозиционных залов для демонстрации тех или иных произведений искусства. Что касается «уголка» самого владельца, то в нем князь предполагал организовать культурно-художественный центр живописцев, актеров и литераторов. 

Золотая медаль

В 1913 году здание-сокровищница на Новинском бульваре (в одной из квартир этого доходного дома к тому времени проживал, занимая 8 комнат, писатель граф Алексей Николаевич Толстой) стало участником первого городского конкурса «На красоту фасада дома». Члены жюри рассматривали 18 оригинальных проектов, но главную премию и золотую медаль, как и предполагалось, почти единогласно получил доходный дом на Новинском бульваре 11, построенный на средства от продажи 20 тысяч гектаров чернозема одного из южных имений князей Щербатовых.

Завтра была война…

Первая мировая. Следом - октябрь 1917 года и не менее бурный 1918-й. Освобожденный от вековых оков пролетариат требовал не «хлеба и зрелищ», а по большей части только жилья. В итоге уникальный дом-дворец на Новинском бульваре вскоре стал обычной советской многокомнатной коммуналкой, которую более чем плотно заселили рабочими Трехгорной мануфактуры. Что касается коллекции князя Щербатова, то ее разместили (что сумели в ту суматоху) по другим московским музеям. В частности, портрет княгини Полины Ивановны Щербатовой (в девичестве Пелагеи Розановой, внучки крепостных крестьян) кисти великого живописца Василия Сурикова теперь можно увидеть в Третьяковской художественной галерее. Ну а в 1937 году Новинский бульвар и исчез с административной карты Москвы - он стал улицей Чайковского… 

Судьба архитектора

В 1904-м Александр Таманов, воздвигнувший к 1913-му (ах, какое неудачное время) волшебный дом для С. Щербатова, окончил Петербургскую академию художеств, а потом почти 20 лет работал в столице. Построил, например, «Кафе де Франс» и особняк Кочубея в Царском Селе, реконструировал армянскую церковь Св. Екатерины на Невском проспекте), успевая выполнять заказы и в Москве. Здесь он перестроил усадьбу Охотниковых, создал проект больничного комплекса и поселка для обслуживающего персонала станции Кратово Московско-Казанской железной дороги.

Кстати, в процессе работы над доходным домом зодчий завязал дружбу с будущим главным архитектором Еревана Н. Буниатяном. И не случайно. Еще в Петербурге Таманов интересовался архитектурным наследием армянского народа. По свидетельству его сестры, рассматривая альбом с планами и фотографиями армянских памятников, он сказал своему другу - архитектору Е. Шретеру: «Вот увидишь, я буду жить в Армении и строить там». Так и случилось. В 1923 году по приглашению Совнаркома этой республики он перебрался в Ереван. Тогда-то его и стали называть Александром Таманяном, который в 1924-м возглавил разработку Генерального плана армянской столицы.

Эпоха возрождения

После крушения советского государства со временем Новинскому бульвару вернули прежнее название, а комплекс бывшего доходного дома восстановили стараниями бригад московского строительного комплекса и научных реставраторов. Так, например, по сведениям сотрудников Москомнаследия, после кропотливых (и недешевых) работ полностью реставрирован во многих отношениях оригинальный фасад комплекса-сокровищницы. Что касается дел сегодняшних, то сейчас площади этого памятника архитектурного, исторического и культурного наследия арендуют различные организации. Естественно, с законным обременением. 

А что же господа Щербатовы? Они нашли пристанище в Риме. Здесь тихо и скончались в 60-х годах прошлого столетия. Только их чудесный дом на Новинском бульваре, 11 по-прежнему радует глаз москвичей и их гостей. Как воплощенная романтическая мечта немного чудаковатого князя с поистине необъятной русской душой…

«Московская перспектива»


Источник | | Автор: Галина Кириллова,Фото Вл. Чижикова
| Категория: Исторические Факты
| Теги: История, коллекционер, коллекция 04.02.10 Просмотров: 7496 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0

Похожие материалы:



Книги для коллекционеров:




Всего комментариев: 0
avatar