Друзья, вы можете стать героями нашего портала. Если у вас есть коллекция, расскажите нам.

Добавить статью
Главная Клуб Темы Клуба
Авто

На заре прошлого века каждая машина, будучи созданной под конкретного человека, обладала невероятной харизмой.


И сегодня есть люди, готовые приобщиться к легенде буквально за любые деньги

 

Еще пятнадцать - двадцать лет назад, во времена перестройки, некоторые предприимчивые граждане составами вывозили старые советские автомобили за рубеж. Но времена изменились: сегодня в России модно собирать антиквариат на колесах. Ежегодно в стране проходят выставки, фестивали, ретропарады и многокилометровые пробеги олдтаймеров. Директор автомобильного клуба кабриолетов и родстеров Михаил Вагин уверен, что сегодня серьезных коллекционеров в России десятки, а ввезенных автомобилей - несколько сотен. "Конечно, все это люди, обладающие немалыми капиталами, - говорит он. - Есть и небогатые коллекционеры, но эта категория постепенно вымирает". Отыскивать автомобильные сокровища на наших бескрайних просторах становится все труднее, старинную технику приходится восстанавливать по винтикам, и это по карману только состоятельным гражданам.

Охотники за привидениями 

"Существует пять степеней реставрации - от полного утиля до аутентичного сверкающего лимузина, у которого работает абсолютно все, - объясняет Михаил Вагин. - В Москве сейчас не более пяти полноценных реставрационных центров. Еще есть мастерские, которые до сих пор существуют в полугаражном состоянии, но при этом все они довольно жизнеустойчивы".

   

Процесс восстановления автомобиля столь же долог и утомителен, как и реставрация старинного полотна. Хорошие спецы наперечет, ведь помимо мастерства нужно иметь немалую степень занудства, чтобы терпеливо возвращаться к одной и той же детали по нескольку раз. В реставрационном центре музея техники, созданном президентом Русской гильдии антикваров Вадимом Задорожным, делятся некоторыми секретами ремесла. "Основная проблема, с которой мы сталкиваемся, - это восстановление исходных характеристик поверхности металла, - говорит руководитель лаборатории двигателей доктор технических наук Сергей Алипов, - причем речь идет не только о скользящих поверхностях - поршнях или подшипниках, но и о резьбах". Дело в том, что детали шлифуются, но после этого они меняют свои размеры и характеристики. И всегда есть соблазн поставить вместо оригинальной запчасти новодел. Когда в моторе много что меняется, в какой-то момент приходит в голову заменить его целиком. А где кончается мотор на автомобиле? Одни считают - там, где сцепление, другие - там, где трансмиссия, а третьи кивают на ступицы колес. В итоге можно заменить все и получить не олдтаймер, а репликар с современной начинкой. "В общем, дело это непростое, а если машина редкая, детали ищутся по всему свету годами, - продолжает Сергей Алипов. - Но если мы объявили, что в автомобиле родные поршни или коленвал, значит, так оно и есть, и когда олдтаймер попадает в другие руки, нам не стыдно за свою работу". 

  

Увы, далеко не все придерживаются таких твердых принципов, и любой коллекционер может "попасть" по-крупному. Так произошло с автомобилем, привезенным из Германии. "Один из наших коллекционеров приобрел дорогую и пафосную модель Mercedes 300 Adenauer, названную в честь знаменитого германского канцлера, - делится Вагин. - Немецкий эксперт выдал заключение о прекрасном состоянии, и машина была продана за большие деньги. Когда автомобиль проэкзаменовали российские эксперты, он оказался трухлявым. Теперь машина стоит в реставрационном центре Задорожного, и ею занимаются наши реставраторы".

Мифы и легенды 

По-настоящему больших коллекций не так уж много. Одна из них принадлежит антиквару Вадиму Задорожному. История его увлечения началась со случайной находки на одном из украинских хуторов. BMW Wartburg DA 3 пребывал в ужасном состоянии: кузов превратили в корыто для свиней, а мотор использовался рыбаками как якорь. На полное восстановление ушло около года. 

   

С того времени прошло пять лет, и теперь парк Задорожного насчитывает более 80 единиц хранения. В коллекции есть настоящие жемчужины. Например, королева автогонок 30-х Alfa-Romeo 8C2900B Mille Miglia (кузовное ателье Touring, Италия, 1939 год). Было выпущено только двенадцать таких болидов, а сейчас в мире осталось всего пять. Известно, что когда такой уникальный родстер выставлялся на продажу в последний раз, его цена составляла более трех миллионов евро. Гордость Задорожного - седан-кабриолет Horch 951A c заказным кузовом фирмы Erdmann & Rossi - сделан по заказу Германа Шлессера, руководителя крупнейшего химического концерна в довоенной Германии. 

  

На вопрос об основном направлении коллекции Задорожный ответил, что собирает машины, имеющие свое уникальное лицо: "То, что делают сейчас, - это большой поток массовых обезличенных автомобилей. Раньше машина "шилась" под конкретного человека. Хозяин был творцом ее внешнего вида. Брали ходовую часть, мосты, колеса, двигатель, рисовался кузов, и каждая деталь согласовывалась с заказчиком. Вот так получались харизматичные машины, полностью соответствовавшие фантазиям и прихотям клиента. Через них можно почувствовать историю и мечтательный настрой прежних хозяев".

Увлечение старинным "железом" даже привело Задорожного к идее создания музея техники, где любой может ознакомиться с экспонатами его ретрогаража. Недавно он заключил договор со всеми ближайшими школами о бесплатном посещении и экскурсиях. 

   

Есть коллекционеры, влюбленные лишь в определенную автоэпоху. Председатель комитета по классическим автомобилям при Российской автомобильной федерации Евгений Ярославский - поклонник американских раритетов конца 50-х. В его гараже стоят образец аэрокосмического дизайна Chevrolet Impala 1959 года, рок-н-ролльный Cadillac Eldorado Biarritz - как тот, что Элвис подарил своей маме, и грузовичок Chevrolet Apache того же 1959 года. "На днях должен прийти еще один Cadillac Eldorado1957 года, на таком же ездил сам Элвис Пресли, - говорит Ярославский. - Кстати, иногда такие машины достаются совсем непросто. Некоторые патриотичные американцы отказываются продавать, если узнают, что автомобиль уедет в Россию, поэтому приходится об этом умалчивать. И вообще многие зарубежные продавцы, как только узнают, что покупатели - россияне, здорово поднимают цену".

Но тяга к прекрасному у наших соотечественников столь сильна, что даже "демпинг наоборот" их не останавливает. Рядом с домом Евгений построил просторный стилизованный гараж под стать своей коллекции. Там частенько проходят гараж-party его друзей и единомышленников. 

  

Другой известный коллекционер - бизнесмен Евгений Шаманский - владеет солидным парком автостарины (около 130 экземпляров), большей частью состоящим из редкой отечественной авто- и мототехники. "Моя коллекция отличается тем, что в ней много машин, существующих практически в единственном экземпляре, - охотно делится Шаманский. - Среди последних приобретений - находящийся на завершающей стадии реставрации ГАЗ М 415, которых осталось всего два экземпляра, и единственная из известных линейная пожарная машина АМО-4. Из иностранной техники у меня всего восемь машин, которые мне по-настоящему интересны, среди них - Horch 853 1938 года. Выпущенные малым тиражом, эти красавцы возили высших чинов Третьего рейха и известны как лучшее творение мастерской Августа Хорьха. Хотя таких автомобилей в России уже семь, он мне очень дорог. Даже если возникнет такая ситуация, что я буду вынужден продать коллекцию, эта модель будет продана последней".

Дороже всего 

Возникает вопрос: является ли коллекционирование старинных автомобилей чистым развлечением или же это все-таки и форма вложения капитала? Евгений Шаманский считает, что подобное увлечение вряд ли можно назвать выгодным вложением: "Тот доход, который я получаю от своего бизнеса, несоизмерим с абстрактным ростом цен на ретроавтомобили. Разговоры о том, что, мол, выгодно вложить, потому что с каждым годом олдтаймеры становятся все дороже, ничем не оправданы. Лично для меня это просто хобби или занимательное времяпрепровождение".

  

Не столь категоричен Евгений Ярославский. "Старинные машины, тем более в хорошем состоянии, дорожают, ведь в мире их осталось совсем мало, - уверен Евгений. - Есть специальные справочники стоимости олдтаймеров, которые выпускают каждый год, и по ним легко проследить, что цены ежегодно растут примерно на 10 процентов". Конечно, редкие машины - это в значительной степени удовольствие, собственно, как и любое коллекционирование. Одни собирают значки, марки или монеты, а другие - старинную технику. Причем такое собирательство еще и приносит пользу другим - создаются рабочие места для обслуживания и ремонта. "Плюс отчисления в бюджет государства таможенных пошлин за ввоз таких автомобилей, - добавляет Ярославский. - Хотя, по сути, это культурные ценности, и в других странах они пошлиной не облагаются".

Коллекционеры часто сетуют на пробелы в отечественном законодательстве. Например, на требование, чтобы ввозимые машины соответствовали нормам Евро-2: для классических авто это просто невыполнимо. "Когда к нам приезжают иностранцы на своих автомобилях, им приходится на таможне платить депозит в размере одиннадцати с половиной тысяч евро, - уточняет Евгений Ярославский. - Многих это останавливает, а наши, когда выезжают за рубеж на выставку, должны согласовать это с министерством культуры".

Рынок автомобильного ретро за рубежом давно сложился. В любой швейцарской деревне, как правило, действует автоклуб какой-нибудь марки, например Paсkard или Mercedes. Все коллекции имеют глубокие корни и передаются по наследству. А что же мы? У нас начинают собирать с нуля, хотя темпы пополнения отечественных автопарков вызывают зависть у многих зарубежных специалистов. Нет стабильности и в ценах. Если у наших европейских коллег они давно стабилизировались и есть понятие стоимости каждого конкретного раритета, то в России пока царит "легкий хаос". Скорее всего, это последствия стремительного и скачкообразного развития "восстановительной" индустрии. И знатокам совершенно очевидно, что лет через пять наш рынок олдтаймеров будет таким же, как и на Западе.

ЦЕНА ВОПРОСА

"Чайка", дорогая... 
Стоимость реставрации всегда индивидуальна и зависит от состояния олдтаймера. На практике ее нижняя граница начинается с 70 тысяч долларов. Большая часть проектов, попадающих в мастерские, "вписывается" в 150 тысяч - в такую сумму восстановителям обошелся, например, Delahye 135M 47-го года выпуска. Над Cadillac V8 1922 года мастера трудились девять (!) лет, потратив в общей сложности 250 тысяч долларов. Но и это не предел. Если автомобиль редкий, затраты могут доходить до полумиллиона и даже больше. Когда владелец принимает решение о столь значительных вложениях, он оценивает, не превысит ли эта сумма реальной цены на раритет. Иногда дешевле купить "живой" экземпляр, чем восстановить рассыпающиеся в прах останки. 


Из отечественной техники сейчас популярны 21-я "Волга" и различные модификации "Победы". Стоимость отреставрированных ГАЗ-21 колеблется от 15 до 25 тысяч долларов. Наши машины охотно покупают и иностранцы, но продать отечественный раритет по реальной цене удается редко. Большим спросом пользуются выпущенные ограниченным тиражом модели ЗИМ, ЗИС и "Чайки". Если же лимузин принадлежал главе государства или какой-нибудь знаменитости, цены достигают мирового уровня и составляют сотни тысяч долларов. Например, музей автомобилей в Женеве хранит бронированный ЗИС-115 из гаража Сталина в идеальном состоянии. Наши коллекционеры пытались вернуть его на родину, но владелец и слышать не желает о продаже. Одним из последних экспонатов, проданных в России, стал лимузин ЗИЛ-41047 Бориса Ельцина - он обошелся покупателю в 300 тысяч долларов.


Источник | | Автор: Марина Стасенко
| Категория: Авто
| Теги: реставрация, коллекционер, авто, ретроавтомобиль 05.05.10 Просмотров: 3340 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0

Похожие материалы:



Книги для коллекционеров:




Всего комментариев: 0
avatar