Друзья, вы можете стать героями нашего портала. Если у вас есть коллекция, расскажите нам.
Вход   Регистрация  


Выставка кукол из золотого XIX века в Ульяновске


Выставка кукол от 1830-х годов и примерно до середины XX века приехала в Ульяновск из Москвы и расположилась в Краеведческом музее. Ее создатель и владелец — искусствовед, преподаватель факультета искусств МГУ Марина Политова.

Экспозиция показывает путь развития кукольного производства более чем за век — эпоху его расцвета, когда куклам и их аксессуарам придавалось небывалое значение.

 

Никакой мистики
За все годы коллекционирования кукол — а с момента первой куклы прошло уже 18 лет, — за время игры с ними, шитья для них, их реставрации Марина так и не поверила, что куклы могут что-то такое делать — ходить по ночам, например, представлять какую-то угрозу и что-то еще, что можно внушить себе после просмотра современных фильмов. Никакой мистики она в них так и не увидела, только красоту, а затем и интерес исследователя-искусствоведа:

— Мы не задумываемся о том, насколько тесно кукла связана с обществом, а она многое может рассказать: о том, как менялось детство, как развивалась мода и другое. Если сначала я покупала то, что мне нравилось — редкую авторскую куклу, отличавшуюся уникальным образом, — то сейчас присматриваюсь к тем экземплярам, которые пригодились бы мне для коллекции, чтобы проиллюстрировать какой-то факт из истории кукол.

 

Мама подарила куклу
А начиналось все довольно обычно, как бывает у всех девочек, — мама подарила куклу. О том, что кукла была не совсем обычная, Марина узнала годы спустя. Выпустили таких фарфоровых красавиц небольшим тиражом, всего 500 штук. Маринина была почти 80 сантиметров высотой, в бархатном платье бордового цвета, в шляпке с перьями, с именем на бирке, привязанной к ручке, — Ванесса. В московском магазине, где купила ее мама Марины, такая была всего одна. Дорогая. Она стала не игрушкой, а украшением интерьера — встала на пианино, где очень быстро обрела компанию других кукол.

Когда Марина стала искусствоведом и начала публиковаться, к ней стали обращаться с просьбами писать о куклах, и тут она поняла, что много чего знает о современной авторской кукле (к тому времени их у нее было довольно много, и она научилась придирчиво оценивать работу мастеров), но ничего — об истории кукол.

 

Золотой век
— Начав изучение истории, я пришла к куклам золотого XIX века, — рассказывает Марина. — Это жемчужина нашей коллекции. Таких кукол в коллекции — около двухсот, часть их и представлена в Ульяновске. Я поставила перед собой цель представить различные периоды производства, чтобы проследить типологию кукол. Поэтому появились куклы советские, театральные, этнографические, сувенирные, современные, авторские — всего около восьмисот. Из США, Германии, Франции, Англии, Китая, Японии, России, Украины, Белоруссии, Польши… А кроме них — одежда, мебель, посуда, игрушки, аксессуары, книжки — все для кукол.

Постепенно куклы заняли целую комнату в квартире Марины, пока она не поняла, что им «трудно жить в замкнутом пространстве». И за последние два с половиной года две выставки — эта, антикварная, и еще одна, иллюстрирующая многообразие кукольного производства, — объездили более 60 городов России. На выставке в Ульяновске можно узнать, из каких материалов делали кукол, какие страны были лидерами кукольного производства (конечно, законодательница мод Франция побывала в этом списке), кто в них играл (не только девочки, но и взрослые женщины!), как куклы служили моделями для модных нарядов. Даже то, как производители осознали, что кукла должна помочь девочке подготовиться к материнству. Так что реборны — точные копии новорожденных — это не изобретение последних лет, первый реборн появился еще в 1910 году! И такая кукла тоже представлена на выставке в Ульяновске. Редкая кукла попадается в «родной» одежде, которую на нее надели на фабрике или в мастерской. Чаще хозяева шьют новую или надевают что-то с «чужого плеча». Но в экспозиции есть и такой раритет — француженка в чудом сохранившемся шелковом платье, словно сошедшая со страниц журнала мод. Удивительный экспонат — кукла в облачении монахини. Сейчас это кажется странным, а в свое время такие куклы были очень популярны, и их производители сколотили на этом неплохое состояние.

Многие куклы, в зависимости от того, как их одеть, могут быть и мальчиками, и девочками. А вот куклы-мальчики в чистом виде встречаются значительно реже. Поэтому Марина к «мужчинам» присматривается особо: вдруг ей нужен именно этот. Вообще-то она говорит, что любит всех одинаково, просто какие-то дались с трудом, и кажется, что они дороже сердцу. А вот брать в руки, прижимать к себе любит самых больших — очень приятно ей ощущать их тяжесть. Вот с ними-то как раз дети не играли: взрослые дамы разыгрывали с ними целые чаепития и заказывали для них наряды у портних — на них уходили обрезки от ткани на платья хозяек.

 

Ценой с авто
Чаще всего узнать историю куклы невозможно, но иногда сама покупка куклы перерастает в любопытную историю. Например, однажды на так называемом блошином рынке (так называется проект, собирающий в одном торговом зале антикварные лавки) Марина случайно встретила пару — куклу-мальчика и куклу-девочку — в костюмах, которые явно шили для этой пары. Только мальчик был знакомой ей фирмы «Арман Марсель», из типовых и дешевых кукол. А фирму девочки по облику она определить так и не смогла. Узнала цену, поторговалась и взяла. А дома, когда сняла с куклы парик — а он у девочки уникальный, из настоящих волос, — увидела на затылке букву «III» и ахнула. Оказалось, что за небольшие деньги она приобрела настоящий раритет — редкую в мире куклу, которую делала в России фирма «Шрайер и Фингергут», созданная жившими в России немцами. Делали таких красавиц в 1890-е годы. Что интересно, платье на ней очень длинное, но ноги — еще длиннее. По словам Политовой, тело для куклы сделали в 1920-е годы, когда была мода на будуарных кукол: сидела она, скорее всего, на диванной подушке, и ноги свисали. Знал бы продавец, что продает, запросил бы баснословную цену — можно купить автомобиль!

А у другой куклы внутри головы Марина обнаружила русскую газету 1917 года: видимо, опасаясь, что грузик, к которому прицеплены глаза куклы, разобьет фарфоровую голову, хозяева перед отъездом запихнули внутрь газету. А Марина достала ее после того, как кукла побывала в Европе и Америке, сменив нескольких владельцев.

 

Привет от Болейн
У меня дома тоже есть фарфоровая кукла. Купила дочке, а в коробке лежал сертификат, который сообщал, что кукла является копией игрушки из коллекции Анны Болейн. Той самой незадачливой королевы «на тысячу дней», которую Генрих VIII казнил, скольку она не родила ему сына, да к тому же была обвинена в связи со своим братом. Я-то думала, что это рекламный трюк производителя.

— Можете не сомневаться, что это реплика одной из кукол Болейн. Реплики — довольно распространенный прием и тема для отдельного большого разговора, — говорит Марина. — Вопрос в том, что и реплики бывают разные. Например, реплики французской куклы «Брю» стоят больше 100 тысяч рублей. А если модель штампуют на заводе, тем более где-нибудь в Китае, то она может стоить вполне доступно.

У Марины есть давняя традиция — где бы она ни была, обязательно покупает куклу. Не обязательно авторскую или антикварную, достаточно самой простой, сувенирной куколки. А выставочный проект обернулся тем, что практически в каждом городе находятся люди, которые дарят коллекционеру свои куклы — в основном советского времени и последних лет. Их тоже отмывают, одевают, реставрируют: «Это история XX и XXI веков, ее тоже надо сохранять». Так что в коллекции Марины есть и Барби — это тоже история. Надеется она получить и современную куколку Блайз — их делают с непропорционально большими головами. Тоже типаж и страничка в современной истории кукол.

Анна ШКОЛЬНАЯ, ulpressa.ru

 30.06.18 66 antikvarius Выставки, ярмарки, музеи 5.0/1 
кукла, коллекционер, выставка, коллекция


Рекламные материалы:

Похожие материалы:



Книги для коллекционеров:


Всего комментариев: 0
avatar