Друзья, вы можете стать героями нашего портала. Если у вас есть коллекция, расскажите нам.
Вход   Регистрация  

Главная Клуб Темы Клуба
Часы, канделябры

Что показывают ваши часы? - Должны показывать деньги.


Среди каждодневных и в общем-то обиходных вещей есть немало таких, которые кроме своих прямых функций имеют еще несколько "сторонних" — некоторые, к примеру, могут обеспечить своему владельцу должный престиж или выступить предметом долговременных инвестиций. Среди первых в этом ряду — часы. Интерьерные и наручные, старинные и современные.
       
Выбирая между Константином и Филиппом, не забудьте греческий алфавит
       Если вы думаете, что часы это механизм, демонстрирующий точное течение времени, то глубоко заблуждаетесь. Они давно превратились в украшение, хронометрирующее не время, а рост вашего достатка и веса в обществе. Утверждение о том, что нас встречают по одежке, можно подвергнуть серьезным сомнениям. Вы можете оказаться в роскошном отеле в джинсах и кроссовках и ни у кого не возникнет сомнений в вашей платежеспособности, окажись на вашей руке часы фирмы Vacheron Constantin, например.
       Появившиеся в конце прошлого века как дамская игрушка, наручные часы превратились сейчас в излюбленную игрушку мужчин. Уже с конца Первой мировой войны с поговоркой "по одежке встречают", могла конкурировать другая — "встречают по часам". С той поры в вопросах престижа часы приобретают все большую силу. Хотя казалось бы напротив — с расширением часового производства и с превращением их в совершенно обиходную вещь, наручные часы могли бы в своей репутации и потерять. Оставим теоретикам труд анализировать этот феномен. В данном случае нас занимает практика — какие часы сберегут ваши деньги и поднимут престиж.
       В первую очередь речь пойдет о современных часах, которых сейчас в мире за год производится 877 млн. На первом месте по количеству производимых единиц — Япония (42,5% от мирового производства). Но при всем уважении к японскому трудолюбию и дизайну японские часы стоит сразу отвергнуть. Их покупать как-то не принято — они давно вышли из моды. Недаром при таком производстве объем продаж японских часов составляет всего 22,1% от мирового. Впрочем это касается, пожалуй, всех электронных моделей (если они не вправлены в ювелирный корпус). Электронные часы начинают дешеветь на второй день после выпуска.
       Другое дело Швейцария — 55% от мирового объема продаж, хотя производит она лишь 16,5%. Вывод ясен — такое соотношение есть следствие того, что покупать швейцарские часы престижно. Однако настоящий имидж способны сделать далеко не всякие, даже швейцарские, часы.
       Самый высокий рейтинг у старейшей швейцарской фирмы Vacheron Constantin. Основанная в 1755 году, фирма заняла лидирующие позиции на рынке к середине прошлого века. С тех пор ее производство расширилось ненамного. Сейчас в год с маркой этой фирмы (а ею избран мальтийский крест) появляются всего лишь 10,5 тыс. часов. Vacheron Constantin сознательно ограничивает производство часов и выпускает их небольшими сериями, чтобы продукция не потеряла своей ценности. Особенно ценятся механические (а не кварцевые и, не дай Бог, электронные) часы пяти линий: Phidias, Historiques, Absolues, Complications и Essentielles. Они однозначно предназначены для состоятельных людей. Дело даже не в том, что корпус этих часов выполнен из драгоценных металлов (желтое, белое, розовое золото и платина) с использованием бриллиантов. Заметим, кстати, куда более роскошные экземпляры Cartier или Dior, на часовом рынке практически не котируются, а ценятся только лишь как ювелирный предмет. В случае Vacheron — все дело в марке, которая не только служит гарантией точности хода и прочее, но определенно свидетельствует о принадлежности владельца помеченного ею хронометра к бизнес-элите. Ведь цена хорошей модели элитной серии доходит до $10 тыс.
       В смысле престижа и конечно по классу продукции с фирмой Vacheron Constantin конкурирует лишь французский Patek Philippe. Фирма была основана в прошлом веке Энтони Норбертом де Патеком. Первоначально он владел фирмой совместно со своим земляком, и она называлась "Патек и Чапек". Затем он вошел в союз с технологом Адрианом Филиппом — изобретателем ремонтуара (устройства, позволяющего заводить часы при помощи головки, то есть без ключа). На сей день фирме Patek Philippe принадлежит честь выпуска самых сложных часов из когда либо созданных в мире. Речь идет о знаменитом "калибре 85", выпускающимся фирмой Патек Филипп с 1989 года. Пока их не более 10 штук, на изготовление каждого экземпляра уходит 5-8 лет. Цена на них доходила до $3млн. Их механизм насчитывает 30-36 функций.
       
       ВЫНОС До этого самый сложный механизм — 25 функций — имел уникальный экземпляр 1805 года работы Бреге. Часы были заказаны Марией-Антуанеттой. Пока мастер работал над ними королева погибла на гильотине — часы поспели к коронации Наполеона Бонапарта. Второй экземпляр таких часов заставил себя ждать 100 лет. Она была выполнена в 1904 году фирмой Ле Руа ("Le Roy"), считающейся продолжательницей традиций Бреге.
       КОНЕЦ
       Из прочих же современных фирм особого внимания достойны опять таки швейцарские, в том числе входящие в корпорацию микроэлектроники и Часовой индустрии (SMH). Среди них Swatch, Omega, Rolex, Longines, Rado, Tissot, Blancpain. Часы этих марок безусловно в той или иной степени свидетельствуют об уровне достатка и успехе их владельца. И не стоит беспокоиться, что однажды сделанная покупка часов обернется пустой тратой времени и денег: часы такого уровня никогда не теряют в цене. Как правило, они становятся только дороже.
       Производители Omega, например, страшно гордятся тем, что их часы побывали на Луне и неплохо там себя чувствовали. А корпус Rado выполняется из керамики, аналогичной той, что используется при производстве космических челноков. В модели фирмы Rado DiaStar кристалл сапфира покрывает корпус от края до края, делая поверхность часов сплошной, а сам корпус плавно перетекает в браслет. Часы фирмы Longines самые тонкие — их толщина не более полутора миллиметров и фирма дает на них десятилетнюю гарантию. Rolex выигрывает за счет того, что способен инициировать колебания моды. Популярные в этом году часы с тремя циферблатами, воспроизводящие форму часов летчиков союзных армий времен Второй мировой войны, были предложены именно этой фирмой. В России этих часов нет — все, что продается в магазинах либо контрабандный товар, либо азиатская подделка. Tissot был поставщиком Российского Императорского двора, что говорит само за себя. А часы марки Blancpain делаются по заказу, причем их выпускают по несколько штук в неделю, а запись на их приобретение идет уже на 1996 год. Стоят они от $ 600 тыс до $830тыс. Эта фирма, в отличие от всех прочих, наотрез отказалась от производства кварцевых часов. Хотя на Западе все-таки предпочитают именно последние: объем продаж кварцевых часов составляет около 85%.
       Swatch — фирма, начавшая некогда производство принципиально недорогих часов. Отчасти решение делать неслыханно дешевые по швейцарским меркам часы по 40-50 швейцарских франков (некоторые модели и до сих пор не перешагнули этого предела) было вынужденным — надо было противостоять наплыву японской и корейской электроники. Однако теперешнее реноме Swatch сделала отнюдь не дешевизна, а артистический дизайн. К сотрудничеству с фирмой привлекались лучшие художники. И когда презентации новых часов фирмы начали устраивать в Центре Помпиду, а модели прошлых лет стали продавать на Sotheby`s, стало ясно, что речь идет не только об удавшейся рекламной кампании, но и о факте современного искусства. Swatch должны были стать объектом моды и объектом коллекционирования. В истории фирмы наиболее известны серии 1985 года, созданные Кики Пикассо (Kiki Picasso) и серии 1986, рисунки для которых сделал знаменитый американец Кейт Херинг (Keith Haring). В 1989 часы с дизайном Миммо Паладино — специальная серия из 99 Swatch Art Special Mimmo Paladino была разделена между 99 самыми модными в мире персонажами. Среди них Далай-лама, Хельмут Ньютон, Дастин Хофман, Ален Прост, Стивен Спилберг, Карлхайнц Штокхаузен, Владимир Горовиц, Жак-Ив Кусто, Педро Альмодовар и Михаил Горбачев.
       Swatch не просто сумели сделать нечто невероятное: создать престижную дешевую модель, нестареющий модный объект — они сделали большее: ввели в моду скромность. И эти часы неожиданно стали любимой моделью интеллектуалов, которую сознательно предпочитают традиционно дорогим маркам.
       Однако — эпитет "недорого" вряд ли можно отнести к первым моделям фирмы — став объектом собирательства, они перешли в разряд коллекционных часов и цены на них соответственно подскочили до $10-20 тыс.
       
Старинные часы еще пойдут. Вам на пользу
       Коллекционные же часы (под этим термином специалисты подразумевают — старинные модели) имеют другую шкалу приоритетов как в смысле престижа, так и в смысле цен. Для примера скажем, что цена на редкие коллекционные образцы той же Vacheron Constantin доходит до $8 млн, а расхожий образец той же фирмы, выполненный во второй половине прошлого века, можно купить в Москве и за $2000 (то есть дешевле, чем престижные современные).
       Самые древние примеры, вроде давно запорошенных песками солнечных часов древних египтян и даже медные, керамические и бронзовые переносные устройства античных времен, хотя уже и стоят денег — также как и всякий другой археологический раритет, у коллекционеров старинных часов вызывают скорее платонические чувства — как памятники истории хронометрирования. Равно как и лунные, водяные, свечные, песочные и масляные часы, которые использовались вплоть до XVIII века. Основным предметом собирательства являются механические часы. Спрос на них стабилен и постоянен, рынок — весьма широк.
       Речь идет прежде всего о западном рынке. Средний успех специализированных аукционов старинных часов, которые проводят все крупнейшие западные антикварные фирмы — 40%. Особенно усердна Sotheby`s. Самые представительные торги проходят в Милане, Лондоне, Женеве, Нью-Йорке и Гонг-Конге (порядок перечисления соответствует их рейтингу в профессиональной среде). С год назад появился аукционный дом, занимающийся исключительно часами — Habsburg Antiquerum.
       Цены на коллекционные часы стабильно растут, несколько обгоняя инфляцию доллара. Правда, не обходится без происшествий. Так в 1986-87 годах цены резко подскочили вверх (что было спровоцировано активной закупочной деятельностью чрезвычайного рьяного и богатого собирателя). В 1989 — рынок был наказан тотальным спадом спроса. Сейчас ситуация входит в нормальное русло и для покупателей, которых вновь предстоит привлекать за счет временных уступок в цене, весьма благоприятна.
       
ВЫНОС
       Считается, что механические (колесные) часы появились в конце XIII столетия — в монастырях для нужд службы. Первые же сохранившиеся экземпляры датируются XIV веком. Это были настенные механизмы с гирями и колокольцами (иногда без циферблата). В XV веке для приведения в движение колеса стали использовать пружину, что привело к созданию переносных часов: настольных (среди самых ранних и самых роскошных примеров — часы 1460 года Филиппа Доброго Бургундского в золоченом корпусе в виде реликвария); дорожных (первые сконструировал в 1451 году Жан Либур в Париже) и нагрудных. XVI век демонстрирует изрядное разнообразие хронометров (с горизонтальными и вертикальными циферблатами, переносных и стационарных, круглых и граненых), и даже — первые часы-автоматы с подвижными фигурками. Однако точность хода их была такова, что нуждалась в постоянной корректировке при помощи простейших солнечных часов. Поворотным пунктом стал XVII век — когда появились регуляторы хода: маятник, а затем стальная пружина (1674 г.). Благодаря последнему изобретению механические часы постепенно вытеснили все остальные. Вместо массивных нагрудных часов появилась возможность делать изящные карманные хронометры. Правда в ту пору, когда они появились, карманов еще не придумали, а посему носили их на одежде в качестве ювелирного украшения. В конце века сконструировали первые часы с репетиром — устройством отбивавшим часы, четверти, позже — минуты, дабы их владелец ночью, дернув за веревочку, мог узнать время, не зажигая свеч.
       XVIII столетие считается золотым веком часового дела —в особенности в отношении корпуса и его отделки. Здесь и французские настенные часы-картели (позже, когда часы стали располагаться на консоли или специальной подставке — Pendule en Cartel), настольные хронометры в самом прихотливом скульптурном оформлении, лаконичные английские подвесные и настольные механизмы в деревянных корпусах. Окончательное признание в ту пору получили напольные часы "для прихожей". Очень популярны были тогда астрономические часы, которые показывали движение Солнца, дни, месяцы, времена года, фазы Луны. Во второй половине века появились часы-вазы с неподвижной стрелкой, "опоясанные" вращающимся циферблатом и на исходе столетия — каминные часы, которые получат наибольшее признание в следующем XIX веке.
       Что же касается карманных часов, то в ту пору им предстояло стать не только объектом самого пристального внимания мастеров ювелирного дела, но и — "экспериментальным цехом" часового искусства. Центральной фигурой здесь стал Абрахам Луи Бреге (A.-L.Breget, рубеж XVIII-XIX веков), который почитается создателем часов в их современном виде (большинство узлов и деталей сегодняшних механизмов были им изобретены либо усовершенствованы).
КОНЕЦ
       
       Наибольшим коллекционным рейтингом (и самой высокой ценой) обладают самые старые и, естественно, самые редкие образцы (по XVII век включительно). Их цены на международных аукционах исчисляются десятками миллионов долларов. Соперничают с ними лишь часы, выполненные легендарным Бреге (считается, что он сделал всего около пяти тысяч экземпляров). Затем часы дифференцируются по сложности и оригинальности конструкций. При прочих равных условиях приоритетом пользуются изделия известных мастеров или фирм: в XVIII веке — например, английская Нортон (Norton), французская ле Руа (Le Roy); и старейшие образцы уже упомянутых Patek Filippe и Vacheron Constantin.
       Существует и другой критерий оценки — ценность корпуса. Правда, до определенного момента (примерно до XVIII века) он большого значения не имеет: цена механизмов самых ранних хронометров превышает цену материалов, из которых они сделаны; чуть более поздние, как правило, иначе как произведения ювелирного искусства, практически не создавались. Но с XVIII столетия, когда часы начинают действительно широко входить в обиход, подчас их достоинство целиком определяет корпус. С одной стороны, это происходит потому, что механизмы, выпускающиеся уже "на поток", становятся все чаще заурядными. С другой стороны, интересные в техническом отношении хронометры XIX, а тем более — XX-го веков не так уж редки, что бы их цена как раритета соперничала со стоимостью благородных металлов, эмалевых миниатюр, бриллиантов. Так, что весьма ценимый знатоками, но стальной и скромный на вид офицерский Le Roy времен Первой мировой, будет стоить все же вдвое дешевле безделушки в золотом корпусе.
       В России, где нарядные карманные часы вошли в моду и пользуются спросом, разница еще очевиднее. Так в магазине фирмы "Акция" (Неждановой,6) можно было одновременно застать артиллерийский хронограф знаменитой фирмы Павла Буре за $300-500, и в принципе расхожий репетир фирмы Leonard Borbier в корпусе многоцветного золота, орнаментированном алмазной крошкой за $2000. В ту же сумму здесь был оценен и образец серьезного коллекционного класса — часы 1810-15-х гг. теоретика часового дела, Курвуазье, придумавшего большой баланс (с эффектным маятником за стеклянной крышкой).
       Однако ценность корпуса зависит не только от материала, из которого он сделан, но и от его художественных достоинств. Более всего это касается интерьерных (большей частью — каминных) часов. Здесь уже оценивается известность и качество работы не часовщика, а скульптора, мебельщика, орнаменталиста, фарфориста, бронзовщика. Поэтому коллекционеры хронометров каминных часов не жалуют, справедливо считая их епархией собирателей других специальностей.
       Исключения составляют несколько редких серий, вроде часов с арабчатами патинированной (т.е. покрытой искусственной темной патиной) бронзы 1805-30-гг. (цены на них в зависимости от датировки, сложности и состояния колеблются от $10-30 тыс.), а также изделия с механизмами известных фирм. В последнем случае на первом месте по рейтингу — часы с механизмами фирмы Шарля Одена (Charle Ouden) конца XVIII века. Этот мастер собирал каминные часы с изобретенным им ртутным маятником, годовым заводом, и даже "корректором" показаний времени в соответствии со временем года. Одену принадлежит честь создания первых сложных часовых механизмов, выполняющих около десятка различных функций (например, первых настоящих астрономических часов).
       Но без относительно к часовому искусству каминные часы всегда имеют спрос. У нас на внутреннем рынке — едва ли не наибольший. За два последних года долларовые цены на них на нашем внутреннем рынке подскочили в среднем в 2,5-3 раза и в целом перегнали средний взвешенный уровень цен западного антикварного рынка. Еще два года назад продажа на аукционе фирмы "Альфа-ART" французских ампирных часов золоченой бронзы за $4000 вызывала удивление знатоков, а оценка их аналога в одном из арбатских магазинчиков в $6000 — почти возмущение, то теперь даже суммы в $15-20 тыс. кажутся вроде бы и "объективными". Даже в государственном салоне "Антиквариат" на Большой Якиманке, славившимся по-дилерски низкими ценами, ампирные же часы "Клятва Горациев" выставлены в продажу с ценой в 65 млн. руб.
       Естественно, что спрос на каминные часы, равно как и на старинные карманные хронометры в нарядных корпусах ни коим образом не связан с нашим интересом к часовому делу. Что же касается собственно "часовых пристрастий" в России наибольшей популярностью традиционно пользуются дорожные часы и часы фирм Мозер и Буре, которые назывались и считались русскими, хотя производили свою продукцию в Швейцарии, и очень хорошо известны российскому обывателю (перед революцией они захватили 70% российского часового рынка).
       
Табличка.
       июнь 1992 г. ("Альфа-ART") — Каминные часы "Колесница Марса". Золоченая бронза. Франция, первая четверть XIX века $1900-4000
       декабрь 1994 г. ("Альфа-ART") — Каминные часы "Колесница Афины Паллады". Золоченая бронза. Франция, первая четверть XIX века $14000-15000
       
       июнь 1993 г. ("Альфа-ART") — Каминные часы "Амур и Психея". Золоченая бронза. Франция, первая четверть XIX века $8000-12000
       декабрь 1994 г. (Салон "Antiquar" в Метрополе) — Каминные часы "Амур и Психея" (та же модель). Золоченая бронза. Франция, первая четверть XIX века $22000
       
       апрель 1993 г. ("Гелос") — Карманные часы с цепочкой. Золото. Фирма Мозер, рубеж XIX-XX вв. $800-1200
май 1994 г. ("Альфа-ART") — Карманные часы с органчиком. Золото. Западная Европа, 1830-е гг. $2000
       
       В отличие от западного рынка коллекционных часов — наш и уже, и беднее. Хотя нельзя сказать, чтобы у нас не появлялись (в том числе и в легальной продаже коллекционные образцы). Для примера можно вспомнить каретные (переносные, дорожные — те что, не расстраиваются от тряски) часы с четвертным боем и календарем (Белый металл, золочение. Фирма Брегет, 1840-е) проданные за $1900 в октябре 1993года на аукционе "Альфа-ART" или же — карманные золотые часы-репетир с автоматом швейцарской фирмы Локль 1890-1910-е годов. Они были выставлены на февральских торгах "Альфы", но покупателя не нашли — из-за слишком высокой для внутреннего рынка оценки — в $10000. На декабрьский аукцион фирма выставила еще один достойный экземпляр — карманный Нортон в защитном футляре (Серебро гравировка, эмаль; конец XVIII в.) с оценкой в $2500-3000.
       Так что возможности купить хорошие часы у желающих все же есть. При этом следует только следить за ценой. При нынешнем уровне международных контактов не стоит переплачивать здесь за то, что можно дешевле купить там. Общие критерии рентабельности покупки самые обычные: чем качественнее вещь, тем вернее она будет дорожать. Естественно, покупка приносит тем больше прибыли, чем дешевле удалось ее купить. И уж конечно, нужно покупать вещь "за свои" — не переплачивая. Представление об оптимальных ценах можно составить по западным каталогам, а также — приценившись у разных продавцов.
       Однако без помощи специалиста дилетанту не обойтись. Это касается и правильной оценки художественных достоинств корпуса (роскошные, но безвкусные каминные часы у нас сейчас можно купить так, что лет через пять продавать придется "с уценкой"). Но главным образом помощь специалиста необходима при оценке достоинств механизмов. Особенно — при определении степени сохранности.
       Замена деталей, частичная перестройка механизма и прочее резко снижают коллекционную и рыночную ценность часов. А чем старше экземпляр (чем уникальнее и интереснее), тем больше вероятности, что кто-то и как-то уже в нем покопался. Крупные переделки в часах рассматриваются уже как подделки. Откровенные же "фальшаки" тоже встречаются. В основном — когда речь идет о раритетных экземплярах (Бреге, иногда Нортон, но прежде всего "уники" — XV-XVII вв.
       Редкость, колоссальный интерес к этим вещам и, как следствие, их высокая стоимость породили огромное количество подделок. Причем подделывать их стали уже в самом начале собирательства. Некоторые самые старые подделки сами по себе уже успели стать раритетами. Но все же вряд ли кому принесет выгоду покупка часов с сигнатурой известного часовщика XVI века Питера Генлейна из Нюренберга (даже за треть настоящей стоимости работы этого мастера), если вещь обернется имитацией 1880-х годов. В ту пору их изготовляли почти в промышленных масштабах, равно как и продольные нагрудные часы современника и земляка прославленного нюренбержца — монограммиста "МК".
       Так что "уники" удается выгодно купить лишь специалистам или же очень богатым закоренелым "фанам". Но и без них поле деятельности для любителя-инвестора представляется просто необозримым. Возможности тоже. Преимущества же — у тех, отнесется к этому делу серьезнее и начнет раньше.

| Автор: НАТАЛИЯ СИПОВСКАЯ Источник
| Категория: Часы, канделябры
11.09.08 Просмотров: 4969 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0


Похожие материалы:



Книги для коллекционеров:




Всего комментариев: 0
avatar