Друзья, вы можете стать героями нашего портала. Если у вас есть коллекция, расскажите нам.
Вход   Регистрация  

Главная Клуб Темы Клуба
Живопись

Очень дорогой художник уже при жизни


 

«Блестит, значит, красиво», — рассуждают потребители массмаркета и пачками покупают репродукции Густава Климта, оригиналы же стоят десятки миллионов долларов

 

 

Известный биограф Жиль Нере писал: «Густав Климт знал, как угодить процветающим еврейским гражданам Вены, которые его поддерживали. Он писал портреты их жен, придавая им безграничное очарование и некоторый налет надменности. Тем не менее Климт не только следовал требованиям заказчика, казалось, он избавлялся от всех ограничений и писал так, как хотел». Больше всех этими словами проникся американский филантроп Рональд Лаудер, купивший культовую картину основоположника модерна «Портрет Адель Блох-Бауэр I» за $135 млн.

Слава порнографа

31 августа 2008 года завершилась выставка работ Густава Климта в ливерпульской галерее Tate, стартовавшая в апреле. Еще до ее открытия было продано 16 тыс. билетов по 8 фунтов за штуку (в пересчете на украинскую валюту 76 грн). Удивляться нечему. Бешеный успех сопровождал Климта на протяжении всей жизни. А после смерти художника интерес к его творчеству лишь возрастал.

Основоположник австрийского модерна Густав Климт родился 14 июля 1862 года в предместье Вены в семье художника и ювелира. Отец собственноручно обучал профессии своих сыновей. Все они стали художниками, но яркий след в мировой живописи оставил только Густав.

14-летним он поступил в венское художественно-ремесленное училище. Спустя год туда же поступил его брат Эрнст. Вместе они учились, срисовывали портреты с фотографий и продавали по 6 гульденов за штуку.

                                                              

Скандальные успех и слава пришли к Густаву довольно рано. Именно он создал в живописи образ роковой женщины: дамы на его полотнах зачастую с полуоткрыми ртами в явном садомазохистком эротическом экстазе. Конечно, голую натуру художники писали и до Климта. Но его «Обнаженная истина» с пучком огненно-рыжих волос на лобке приводила почтенную публику в обморочное состояние. «По тем временам некоторые его полотна граничили с порнографией», — комментирует владелица столичной галереи «Боско» Наталья Лысенко. Действительно, Климт не брезговал писать мастурбирующих путан и изображать откровенные половые акты. Но несмотря на это (а быть может, благодаря этому), его заваливали заказами. Дамы были без ума от любвеобильного и вечно не женатого художника. Заказать портрет Климту считалось высшим шиком. Тем более что никого и никогда он не писал дважды, сделав исключение из этого правила лишь один раз. Климту, не создавшему ни одного автопортрета, принадлежит известная фраза: «Я убежден, что как личность не представляю никакого интереса. Во мне нет ничего особенного. Я лишь художник, рисующий изо дня в день, с утра до ночи». К слову, он был автором не только картин, но и фресок, и настенной мозаики.

В 1897 году произошло событие, окончательно закрепившее авторитет Климта в профессиональных кругах. Он возглавил объединение венских художников «Сецессион» (нем. Sezession, от лат. secessio — уход), участники которого намеревались порвать с классической традицией. Бунтовщики, в частности, считали, что живопись должна создавать настроение, дарить ощущения, а не ориентироваться на банальное портретное сходство. «Времени — его искусство, искусству — его свободу!» — провозгласили они. Сецессионстиль, наряду с ар-нуво, югендстилем и другими ключевыми направлениями в искусстве того времени, внес огромный вклад в становление всего модерна, ставшего, в свою очередь, лицом эпохи. Самую широкую известность получила выставка Сецессиона в 1902-м, посвященная Людвигу ван Бетховену. Ее композиционным центром стала статуя великого творца музыки работы Макса Клингера, окруженная знаменитой сегодня серией фресок: «Фриз Бетховена».

Нацистская экспроприация

О широком признании творчества художника говорит тот факт, что еще при жизни его работы покупались не только частными коллекционерами, но и крупными государственными галереями. Так, в 1908-м году Галерея современного искусства в Риме купила его работу «Три возраста женщины», а Австрийская государственная галерея — «Поцелуй». Правда, до той поры он успел разругаться с участниками Сецессиона и покинул эту организацию. 6 февраля 1918 года художник скончался в зените славы — большая редкость в истории живописи.

Работы Климта с непреходящим успехом продавались и после смерти автора, постоянно возрастая в цене. Во время Второй мировой войны нацисты за бесценок скупали полотна художника у частных владельцев, многие из которых были евреями. Спасая свои жизни, коллекционеры без колебаний расставались с нажитым. К середине ХХ века знаковые полотна австрийца осели в государственных галереях. На аукционы попадали в основном рисунки.

В начале 1970-х пейзаж Климта можно было приобрести за $400-600 тыс. В 1978-м нью-йоркский дилер Серж Сабарски приобрел работу мастера «Парк» за $500 тыс. Портреты, изредка попадающие на рынок, оценивались в тот период до $1 млн. Спустя десятилетие цены на аналогичные работы выросли почти в 4 раза. Например, в 1987 году жительница Канады г-жа Примавеси продала с аукциона Sotheby’s великолепный портрет собственной матери кисти Густава Климта — «Портрет Евгении (Мады) Примавеси». Примечательно, что полотно относилось к самому прославленному так называемому золотому периоду мастера. Японскому арт-дилеру Шигеки Камеяме оно досталось всего за $3,85 млн. А вот в 1994 году на Sotheby’s работа того же периода «Дама с веером» была продана уже за $11,5 млн. В 1997-м году картина «Замок Камер на озере Аттерзее II» ушла с молотка на Christie’s за $23,5 млн. Продавец, который приобрел это полотно десятью годами ранее на Sotheby’s за $5,3млн, заработал $18,2 млн. В 2003-м «Сельский дом в Аттерзее» был продан Sotheby’s за $29,128 млн. Всего через три года цены на работы Климта того же уровня и того же периода снова выросли. После судебного скандала (речь о нем пойдет ниже) «Дома в Унтерахе близ Аттерзее» продадут на Christie’s за $31,4 млн. С аукционов продавались не только готовые полотна и карандашные зарисовки, но даже акварельные открытки, собственноручно написанные Климтом. Так, в октябре 1999 года. на Sotheby`s неизвестным покупателем был куплен набор из 24-х открыток за $481,4 тыс.

Судный день

Для мирового арт-рынка 2003 год ознаменовался сенсацией. Американский суд после долгих проволочек принял в производство заявление гражданки США Марии Альтман против Австрийской республики. 76-летняя истица требовала передать ей пять полотен Густава Климта, хранящихся в Австрийской галерее, расположенной в венском дворце Бельведер. Госпожа Альтман, наследница покойного австрийского промышленника Блох-Бауэра, утверждала, что картины были незаконно отобраны у ее предка нацистами, из чьих рук и попали в галерею. Основанием для иска послужил вступивший в силу несколькими годами ранее австрийский закон о реституции в новой редакции. Не исключено, что пожилую даму надоумили так поступить профессионалы. «Вполне вероятно, это не было только ее личным решением. Я допускаю, что Марии Альтман посоветовали вступить в тяжбу за полотна люди, намеревавшиеся на этом хорошо заработать», — говорит владелица галереи «Боско». Действительно, мировой арт-рынок не один год испытывает дефицит в знаковых полотнах великих художников. И провоцирование реституционных судебных процессов — один из немногих действенных способов этот недостаток восполнить. Так или иначе событие получило небывалую огласку из-за того, что среди спорных картин была жемчужина не только Австрийской галереи и творчества Климта, но и всего модерна — картина «Портрет Адель Блох-Бауэр I», написанная в 1907 году. Австрийцы называли ее своей Моной Лизой.

живопись
«Налетай, торопись, покупай живопись!»

Увековеченная на холсте Адель была молодой супругой пожилого бизнесмена и мецената Блох-Бауэра, долгие годы материально поддерживавшего Климта. Он-то и выступил в свое время заказчиком портрета. Кстати, как раз фрау Блох-Бауэр вошла в историю еще и как единственная модель, с кого Густав Климт писал портрет дважды.

Казалось, у заявления Марии Альтман были очень туманные судебные перспективы. Особенно если принимать во внимание преклонный возраст истицы. Но тем сенсационней в 2006 году стало решение суда в ее пользу. В Австрии началась паника. Члены правительства метались в поисках меценатов, согласных выкупить у наследницы пять полотен, затем банкиров, согласных дать на это предприятие кредит, в заключение предприняли безуспешную попытку выпустить «облигации Климта», чтобы собрать нужную сумму. А новая хозяйка тем временем набивала товару цену: $100 миллионов, $150 миллионов, $200 миллионов... Когда же старушка запросила за картины $300 млн, у австрийцев опустились руки. Зимой 2006-го федеральный канцлер Австрии официально объявил о прекращении переговоров и об отказе государства от приоритетного права выкупа. А уже летом того же года разразилась новая сенсация: «Портрет Адель Блох-Бауэр I» куплен филантропом Рональдом Лаудером, наследником знаменитой Эсте Лаудер, основательницы одноименной косметической империи за рекордные $135 млн. Таким образом, это полотно стало на тот момент самым дорогим в мире, побив рекорд в $104 млн, установленный в 2004-м на аукционе Sotheby’s за картину Пабло Пикассо «Мальчик с трубкой». Непременным условием покупки стало то, что Лаудер обязался выставить портрет в собственной нью-йоркской галерее Neue Galerie для всеобщего обозрения. Сделка была заключена в обход аукционистов, что позволило бизнесмену сэкономить на комиссионных до 20% ее стоимости. Кстати, такой способ пополнения собраний выбирают многие коллекционеры. По данным Европейского фонда изобразительных искусств (TEFAF), объем мирового частного арт-рынка в 2007 году составил $30 млрд.

Судьба остальных четырех «бельведерских» полотен также заслуживает внимания. Шумиха вокруг первого портрета Адели сделала свое дело: разогретая аукционная публика была готова без сожалений расставаться с миллионами. В 2006-м четыре полотна из Бельведера ушли с молотка Christie’s за $192,6. За «Портрет Адель Блох-Бауэр II» удалось выручить $87,9 млн (эстимейт — $40-60 млн). За «Березовый лес» — $40,3 млн (эстимейт — 20-30 млн), «Яблоня I» ушла за $33 млн (эстимейт — $15-25 млн), а «Дома в Унтерахе близ Аттерзее», как уже было сказано, — за $31,4 млн (эстимейт — $18-25 млн). Г-жа Альтман тогда скромно призналась прессе, что результатами сделки осталась довольна. А Эдвард Долман, исполнительный директор Christie’s International, подтвердил: «2006 год стал феноменальным для Christie’s». Именно в 2006-м продажи дома выросли на 36% в денежном выражении. Только доходы от продажи импрессионистов и модернистов перевалили за $1,2 млрд. История продажи «Золотой Адели» коренным образом повлияла на резкое удорожание всех работ Климта, выставляемых на продажу. Причем некоторые эксперты оценивают это влияние негативно. Так, американский искусствовед Элизабет Кужавски отмечает: «Это искусственный рынок, созданный одним-единственным человеком. Во всех случаях последних продаж Климта цены на его работы были необоснованно завышены как минимум в два раза. Всему виной, главным образом, «Золотая Адель». В ответ на это Лаудер полушутя-полусерьезно отвечает: «У меня и близко не было намерения каким-то образом формировать рынок. Просто мной овладела страсть. Никто во всем мире не хотел ее («Золотую Адель». — Прим. авт.) так, как я».

Посудный день

В истории живописи считанные художники, оказали большее влияние на массмаркет, чем Густав Климт. «Климт — очень раскрученный бренд, — говорит киевская художница Елена Дядечко. — Чтобы воспринять творчество тех же импрессионистов, нужно быть подготовленным, а Климт для всех «красивенький». Мне доводилось делать копии его картин с использованием сусального золота. Заказчики оставались довольны: он идеально гармонирует, например, с золотыми дверными ручками. Я сама как профессионал люблю и ценю творчество этого художника. Климт действительно великий! Но его растиражировали настолько, что он уже превращается в кич».

В самом деле, сувенирная продукция с репродукциями Климта давно заполонила магазинные полки. «Портрет Адели...», «Поцелуй» и многие другие его работы можно найти на тарелочках, вазах, пепельницах, шкатулках, чашках... Лилия Гоменюк, начальница коммерческого отдела компании «Галант», занимающейся, в частности, оптовой торговлей фарфором с репродукциями великих художников признается: «Продажи товара с работами Климта растут на рекордные 10-15% в год. Конечно, огромную роль в этом играет слава художника. Около 90% покупателей, делая свой выбор, уже знают, кто такой Густав Климт, и ценят его творчество».

Основателю Сецессиона посвящена коллекция золотых украшений ювелирной компании Frey Wille, репродукциями его работ любуются, уплетая гамбургеры, посетители одного из киевских MacDonald’s, работы Климта, наконец, используются в линейке кондиционеров компании LG. Дмитрий Поправка, маркетолог отдела кондиционирования LG Electronics, объясняет: «Изначально были отобраны несколько картин известных художников. Густав Климт идеально подошел для европейского рынка. Техника, которую он использовал, очень популярна и ценима любителями живописи европейского континента. «Поцелуй» Климта уже стал у потребителей ассоциироваться с нашим кондиционером ARTCOOL».

Возможно, сам Климт только порадовался бы столь широкой популярности. В конце концов, кто из художников не мечтал о всемирной славе? Но от чего бы великий модернист перевернулся в гробу, так это от цензуры. Наследие его не только богато, но и чересчур разнопланово, и потому порой не вмещается в прокрустово ложе вездесущего гламура. Так, на промышленных репродукциях полотна «Три возраста женщины» часто отсутствует костлявая обнаженная старуха на заднем плане (символ старости), а вот молодая женщина с девочкой на руках (символы молодости и детства), изображенные на переднем плане, никуда не деваются. Забавно, но «отфотошопленная» живопись, как правило, не теряет аутентичных названий. То есть репродукция с двумя женщинами все равно называется «Три возраста...». Так что посмертная слава Климта временами оборачивается против самого Климта.

В 2006 году на экраны вышел голливудский фильм «Климт». Картина начинается с того, что умирающий в клинике художник, его играет Джон Малкович, бормочет: «Цветы, цветы...». «Что за цветы?» — все в палате растерянно озираются по сторонам... На пресс-конференции у режиссера Рауля Руиса спросили, не намек ли это на символ всей той эпохи — «Цветы зла» Шарля Бодлера? В ответ Руис рассмеялся: «Цветы — это те самые клетки, деление которых в одном из эпизодов художнику показывает под микроскопом его друг, медик, — клетки сифилиса, погубившие Климта».



Топ-5

Адели

 

        1 Портрет Адели
        Блох-Бауэр I
        $135 млн

 

 

Адели

 

        2 Портрет Адели
        Блох-Бауэр II
        $87,9 млн

 

 

Березовый лес

 

        3 Березовый лес
        $40,3 млн

 

 

Яблоня I

 

        4 Яблоня I
        $33 млн

 

 

Дома в Унтерахе

 

        5 Дома в Унтерахе близ Аттерзее
        $31,4 млн


 


Цветочков на $10 млн

В конце 2007 года в прессе появились сообщения о судебном иске некоего Жоржа Йориша против Леонарда Лаудера (брата Рональда Лаудера). Йориш, по сообщению агентства Reuters, потребовал передачи ему имущественных прав на картину «Цветущий луг» кисти Густава Климта и компенсацию в размере рыночной стоимости полотна ($10-20 млн.) Истец утверждает, что эта картина некогда принадлежала его бабушке, жительнице Вены Амалии Редлих, погибшей в концлагере во время Второй мировой войны. Якобы Виктор Цукерандль (прадед Йориша) лично купил полотно у Климта и завещал его Амалии. Истец заявил, что располагает сведениями, будто картина была анонимно куплена Лаудером в 1983 году. В свою очередь адвокаты бизнесмена официально заявили, что в коллекции их клиента нет полотен, когда-либо принадлежавших Редлихам.


Голая философия

В конце XIX — начале XX века Густав Климт по заказу венского университета создал настенные полотна с аллегорическим изображением трех факультетов: «Юриспруденция», «Философия» и «Медицина», предназначавшихся для актового зала. Руководство вуза пришло в ужас при виде этих работ — Юриспруденцию, Философию и Медицину олицетворяли обнаженные женщины. Сеятели разумного, доброго, вечного наотрез отказывались повесить этот срам. Разъяренный Климт за 30 тыс. крон выкупил собственные полотна. Деньги одолжил состоятельный почитатель Август Ледерер. Впоследствии он списал мастеру долг в обмен на «Философию». В одном из интервью Климт возмущался: «Я отказываюсь от каких бы то ни было госзаказов!». После кончины художника университетские полотна попали в частное собрание, в 1945 году они вместе с некоторыми другими работами Климта погибли во время пожара в замке Schloss Immendorf.


Мнения художников

Нет слов!

Евгения ГАПЧИНСКАЯ

— Густава Климта обожаю! Когда училась в Нюрнберге, регулярно ездила в Мюнхенский музей смотреть его работы. У Климта необыкновенно тонкая, рафинированная, изысканная живопись. Совсем не такая, какой она кажется на репродукциях в альбомах. Считаю, что его влияние на современную культуру позитивно, ведь в своем творчестве он затрагивал такие вечные темы, как материнство, любовь. Вообще, когда заходит разговор о Климте, у меня нет слов!

 

Тлетворное влияние красоты

Олег ТИСТОЛ

— Густав Климт, безусловно, великий художник. Но и его творчество, и весь модерн мне абсолютно не близки. По моему мнению, это направление в искусстве вообще было ошибочным и оказало пагубное влияние на вкусы публики. Полотна модернистов, да и весь Сецессион — это попытка превратить искусство во что-то очень красивое. Получилось чересчур красиво, чтобы серьезно об этом течении говорить.
 

| Автор: Янина КУДЬ Источник
| Категория: Живопись
11.09.08 Просмотров: 3068 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0


Похожие материалы:



Книги для коллекционеров:




Всего комментариев: 0
avatar