Друзья, вы можете стать героями нашего портала. Если у вас есть коллекция, расскажите нам.


На Красной площади 7 ноября развернется реконструкция фрагментов военного парада 1941 года

На Красной площади 7 ноября развернется реконструкция фрагментов военного парада 1941 года
На Красной площади 7 ноября развернется реконструкция фрагментов военного парада 1941 года
На Красной площади 7 ноября развернется реконструкция фрагментов военного парада 1941 года
На Красной площади 7 ноября развернется реконструкция фрагментов военного парада 1941 года
На Красной площади 7 ноября развернется реконструкция фрагментов военного парада 1941 года
На Красной площади 7 ноября развернется реконструкция фрагментов военного парада 1941 года
На Красной площади 7 ноября развернется реконструкция фрагментов военного парада 1941 года


На Красной площади 7 ноября развернется масштабная театрализованная реконструкция фрагментов военного парада 1941 года с торжественным маршем и парадом ретро-автомобилей.

В представлении примут участие порядка 50 драматических артистов и в массовых сценах будут задействованы не менее 450 военнослужащих. Более 4 тысяч военнослужащих, кадетов и суворовцев пройдут в торжественном марше.

Москвичи и туристы увидят историческую военную технику: реактивный миномет «Катюша», легковой автомобиль «Эмка», грузовой автомобиль «Полуторка», ретроавтомобили с открытым верхом и др.

Три фотозоны будут организованы на территории Красной площади.

Напомним, что традиционный военный парад в ознаменование 24-й годовщины Великой Октябрьской Социалистической революции состоялся 75 лет назад на Красной площади, и прямо с парада войска уходили на фронт. В память об этом событии будет организована частичная реконструкция шествия.

izmaylowo.mos.ru

Историческая справка

 
28 октября Сталин вызвал командующего войсками Московского военного округа генерала Артемьева и командующего ВВС генерала Жигарева и просто ошарашил их вопросом:
 
- Через десять дней праздник Октябрьской революции . Будем проводить парад на Красной площади?
Генералы оторопели. Москва была в эвакуационных конвульсиях. Город затянуло дымное марево — жгли бумаги в учреждениях. О параде даже мысли не возникало.
— Я еще раз спрашиваю: будем проводить парад? Артемьев неуверенно начал:
— Но обстановка… Да и войск нет в городе. Артиллерия и танки на передовой… Целесообразно ли?
— Но ГКО считает, — Сталин кивнул на членов Политбюро, которые сидели за столом, — необходимо провести парад. Он будет иметь огромное моральное воздействие не только на москвичей — на всю армию, на всю страну.
Командующие получили соответствующие указания, и подготовка к параду началась — в сохранении полной секретности.

Почти такой же разговор произошел за три дня до праздника с руководителями Московской партийной организации:
— Где и как вы собираетесь проводить торжественное собрание? — спросил Сталин.
Удивление и молчание и на сей раз было ответом. Никто не думал о проведении этого мероприятия, традиционного для мирного времени.
Сталин разъяснил, почему надо проводить торжественное собрание и в военное время:
— Придется вам потрудиться, побегать. Времени не осталось для подготовки доклада. Если не возражаете, я буду докладчиком.

6 ноября состоялось торжественное собрание, на этот раз не в Большом театре, а на платформе станции метро «Маяковская».
Ровные ряды кресел. Сцена для президиума. С одной стороны — ярко освещенный метропоезд, на накрытых столах — бутерброды, закуска, прохладительные напитки.
Приглашенные спускались на эскалаторах. Правительство прибыло на поезде к другой платформе. Было даже более торжественно, чем на собраниях в мирные дни. Все понимали огромное политическое и мобилизующее значение речи Сталина, которая транслировалась по радио на всю страну.

7 ноября состоялся парад на Красной площади. Для всей страны парад стал неожиданным, потрясающе радостным событием.
Это был парад хотя и традиционный, но необыкновенный. Парад не только военный, но и политический, парад-вызов, парад презрения к врагу, парад-пощечина: вот вам! Вы кричите о взятии Москвы, а мы проводим свой обычный праздничный парад!
В дни, когда враг находился в нескольких десятках километров от города, проведение парада было очень рискованным. Ведь если бы немцы узнали о нем, они могли обеспечить десятикратное превосходство наземных и воздушных сил, пронзить, как ударом кинжала, нашу оборону на узком участке и ворваться прямо на Красную площадь.

Разумеется, это предположение гипотетическое, однако же и не слишком. Немцы ведь не раз прошибали нашу оборону своими клиньями за короткое время и на большую глубину.
Но на этот раз они удара не подготовили. Их разведка не узнала о готовящемся сюрпризе. Когда начался парад, только в эту минуту была включена радиостанция и пошла трансляция на весь мир. Ее, конечно, услышали и в Берлине, и в «Волчьем логове», но все это было так неожиданно, так невероятно, что не знали, что же предпринять. Все боялись доложить Гитлеру о происходящем. Он сам, совершенно случайно включив радиоприемник, услышал музыку марша и твердую поступь солдатских сапог. Фюрер сначала принял это за трансляцию о каком-то немецком торжестве, но, услышав русскую речь, команды на русском языке, понял, что происходит. Фюрер кинулся к телефону — приказал немедленно поднять в воздух всю .авиацию группы армий «Центр» и разбомбить парад.

Но наши авиаторы хорошо подготовились — ни один самолет не прорезался к Москве. В сводке «Информбюро» на следующий день сообщалось:
«В день традиционного праздника Великой Октябрьской социалистической революции немецкое командование решило нанести по Москве мощный бомбовый удар и сорвать демонстрацию на Красной площади. Летчики 6-го истребительного корпуса и зенитчики ПВО Москвы отразили налет вражеских самолетов, сбив при этом 34 немецких самолета. Ни одна бомба не упала на город, парад советских войск прошел нормально».

В то морозное утро Сталин, выйдя на балкон Мавзолея, где ветер был сильнее, чем внизу, сказал:
— А здорово поддувает…
И потом немного позже, радуясь непогоде, которая затрудняла нападение вражеской авиации, Сталин усмехнулся, когда снег пошел еще гуще, и сказал тем, кто стоял с ним рядом:
— Везет большевикам, Бог им помогает…

Парад принимал С.М. Буденный, командовал парадом генерал-лейтенант П.А. Артемьев. Вопреки традиции сегодня произнес речь не тот, кто принимал парад, а Сталин. Именно в этот день он сказал запомнившиеся всем слова:
«Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!..»

На парад вышли курсанты военных училищ, полки дивизии особого назначения имени Дзержинского, Московский флотский экипаж. А отдельные армейские батальоны были незаметно для противника введены в Москву только для участия в параде.
Командовал парадом командующий Московским военным округом генерал Павел Артемьев, человек надежный и проверенный, несколько лет до этого командовавший дивизией НКВД имени Дзержинского, а принимал его маршал Семен Буденный.

Наконец, в последний момент перенесли время начала парада: с привычных 10 утра - на два часа раньше.

Интересно, что оркестром на этом параде руководил Василий Агапкин, автор знаменитого "Прощания славянки". Увлекшись, он стоял неподвижно, и поэтому, когда сводный оркестр должен был освободить место, не смог сойти с деревянной маленькой трибуны. Как вспоминал впоследствии сам дирижер: "Пора мне сходить с подставки, хотел было сделать первый шаг, а ноги не идут. Сапоги примерзли к помосту. Я пытался было шагнуть более решительно, но подставка затряслась и пошатнулась. Что делать? Я не могу даже выговорить слова, так как губы мои замерзли, не шевелятся". Подбежавшие музыканты сняли Агапкина с трибуны и под руки довели его к зданию ГУМа, где и оказали помощь.

Торжественный марш открыли курсанты минометного училища и училища имени Верховного Совета, за ними проследовали стрелки 322-й Ивановской и 2-й Московской дивизий, дивизия имени Дзержинского, полк бригады особого назначения. Далее все шло более или менее обычным порядком: кавалерия, артиллерия, танки. С последними связан, впрочем, любопытный случай. Еще за неделю до парада Сталин позвонил командующему бронетанковыми войсками и попросил, чтобы в нем участвовал хотя бы батальон наиболее мощных наших танков - "КВ", а тот ответил, что все имеющиеся на фронте танки не могут быть выведены из боя. Тогда Сталин предложил вывести часть, прибывающую из резерва или с завода, но дело оказалось довольно сложным: не все предприятия доехали из своих прежних мест в эвакуацию и 30 "КВ" дожидались в Челябинске стартеров. Помогла находчивость одного из замов наркома танковой промышленности, Зальцмана, предложившего установить их во время следования боевых машин по железной дороге. Все обошлось удачно.

Список участников парада:
Московское (1-е) миномётно-артиллерийское училище имени Л.Б. Красина
Московское пехотное училище имени Верховного Совета РСФСР
Московское военно-политическое училище имени В. И. Ленина
2-я Московская стрелковая дивизия
332-я Ивановская имени М.В. Фрунзе стрелковая дивизия
Отдельная мотострелковая бригада особого назначения
Дивизия особого назначения имени Ф.Э. Дзержинского
Истребительный мотострелковый Московский полк Управления НКВД г.Москвы и Московской обл.
Московский флотский экипаж
Особый батальон Военного совета МВО и Московской зоны обороны
Батальон бывших красногвардейцев-ветеранов
Два батальона Всевобуча
Сводный мотополк
Кавалерийская и артиллерийская части Московской зоны обороны
Сводный зенитный полк ПВО
Танковые части

Интересная история произошла со съемками парада. Дело в том, что студия "Союзкинохроника" эвакуировалась из столицы, а отказавшийся выехать оператор Иван Беляков был уволен и восстановлен на работе после вмешательства НКВД, потребовавшего снять заседание 6 ноября в метро и парад.

Парад в мирное время обычно начинался в 10 утра, и ассистенты подъехали, как обычно, к 8, чтобы смонтировать аппаратуру. Однако к этому моменту все высшие руководители во главе со Сталиным уже были на Мавзолее, а войска уже готовились к началу движения. Ассистенты начали снимать, не успев наладить синхронную звукоаппаратуру (к тому же звукооператор подъехал только к половине десятого). Когда они приехали, площадь и Мавзолей опустели, следы ног, копыт, колес и гусениц были уже занесены снегом.

Через некоторое время к подавленным операторам, мысленно видевшим себя в следовательских кабинетах и за колючей проволокой, подошел генерал НКВД Кузьмичев: "Правительство знает, что не по вашей вине речь товарища Сталина не снята, а по вине наших органов, которые не предупредили вас об изменении времени начала парада". Вскоре начальник сталинской охраны генерал Власик предложил операторам прибыть в пять вечера на Лубянку. Там им сообщили, что Сталин придает очень большое значение трансляции своего выступления на Красной площади и предлагает снять его синхронно второй раз. Повторная съемка на Мавзолее исключалась, и тогда кто-то из троих - режиссера Леонида Варламова, операторов Марка Трояновского и Ивана Белякова - предложил построить в Большом Кремлевском дворце фанерный макет трибуны Мавзолея, покрасить его под мрамор, а для того, чтобы у зрителей не возникало сомнений в подлинности съемки и у Сталина во время речи шел пар изо рта, в БКД открыли все окна. Однако, как ни остужали зал во время съемки, пар изо рта не выходил, но зрители и американские киноакадемики не заметили этого. Кадры парада и вмонтированная речь Сталина вошли в получившую в 1942 году "Оскар" за лучший иностранный фильм документальную ленту Леонида Варламова и Ильи Копалина "Разгром немецко-фашистских войск под Москвой".

o001oo.ru

Оцените материал: 5.0/1

    07.10.16 1850 antikvarius 
1941, парад, реконструкция, вов
Выставки, ярмарки, музеи


На правах рекламы:



Похожие материалы:



Книги для коллекционеров:


Всего комментариев: 0
avatar