Друзья, вы можете стать героями нашего портала. Если у вас есть коллекция, расскажите нам.
Вход   Регистрация  

Главная Клуб Темы Клуба
Музейные раритеты

Жизнь Янтарной комнаты.


 Вряд ли кто-то сегодня знает о Янтарной комнате больше, нежели Борис Игдалов, руководитель Царскосельской янтарной мастерской. Той самой, где янтарное чудо обрело свою вторую жизнь - было воссоздано с точностью до оттенка отдельного камня.
 
 - Теперь, когда комната воссоздана, оригинал искать перестанут? Все, поискам конец?
- Сложно сказать. Скорее всего, нет. Впрочем, никто их официально не начинал и не заканчивал. У нас просто нет структуры, которая бы целенаправленно занималась подобного рода поисками. Все это делается случайно, без какой бы то ни было системы. Существует отдел на базе администрации Калининградской области, энтузиасты, которые занимались поисками, например Юлиан Семенов. Но настоящее местонахождение не найдено, и вопрос не снят по сей день.

- А может и не стоит искать? Ведь теперь комната воссоздана… Это ведь точная копия?
- Так вопрос не ставится. По-хорошему, воссозданная комната является научной реконструкцией - этот термин правильней. И реконструкция эта далась нам достаточно сложно: в самом начале мы практически ничего не знали о работе с янтарем, приходилось учиться, буквально на ходу проводить исследования. Культура-то не наша, не российская, а Восточной Пруссии. Но, к счастью, и Екатерининский дворец, и Государственный Эрмитаж, и Оружейная палата обладают серьезными, крупными коллекциями художественного исторического янтаря. Опыт нашей работы, в первую очередь, начинался с реставрации подобных янтарных предметов, а также с создания коллекции Музея янтаря в Калининграде. Мастера изготавливали реплики исторических предметов, которые впоследствии и составили большую часть коллекции музея. Причем прежде всего нами изучались работы мастеров XVII-XVIII веков, предметы, датируемые тем же временем, что и интерьеры Янтарной комнаты. Можно даже с уверенностью сказать, что многие вещи были выполнены теми же мастерами, которые создавали янтарные панели. Вот так, поэтапно, мы проникали в особенности чужой для нас культуры, в особые технологии, приемы обработки и колорирования янтаря.

- Именно поэтому работа заняла столько времени?
- И поэтому тоже. Понимаете, практически каждый шаг мотивировался, - касалось ли дело древесины панелей, на которых были укреплены наборные янтарные пластины, или колорирования, обработки самого янтаря. Все это было работой целых коллективов. Были серьезные споры и раздоры, связанные, скажем, с высотой профилей. Ведь мы имели дело с фотографиями, историческими документами, описаниями, но, к сожалению, эти материалы не давали ответов на некоторые вопросы. Техника помогла нам проверить себя - имея достаточное количество фотографий одного и того же элемента интерьера, снятого с разных точек, мы смогли вычислить точную высоту. В 90-е годы нам очень помогли компьютерные программы. Ну и, надо сказать, сам янтарь достаточно сложный материал: каждый его кусочек - как отдельная закрытая книга. Все-таки это не камень, не минерал, а органическое соединение, он подвержен различного рода изменениям, в том числе и температурно-влажностным.

- То есть мало было воссоздать Янтарную комнату, теперь за ней нужно еще и ухаживать?
- Да, причем у нас эта работа серьезно организована. Художник-реставратор раз в неделю проводит осмотр интерьера и наблюдает за изменениями, происходящими с янтарными элементами. Хотя, по-хорошему, если соблюдаются нормальные условия хранения, материал живет и существует долгие годы. Да, он требует периодической реставрации, профилактических осмотров, но жить он способен достаточный промежуток времени.

- Но ведь у вас тоже необычное отношение к янтарю? Вот, скажем, я знаю, что вы коллекционируете уникальные янтарные трубки… А любимая трубка у вас есть?
- Знаете, тут есть трубки из Будапешта, Лейпцига, Гамбурга, Мюнхена, Парижа, Дижона - с каждой из них связана определенная история, но любимой нет. Я не одержимый коллекционер. Мне очень нравятся трубки, которые обладают определенными характеристиками. Во-первых, трубка должна быть крупной, во-вторых, использованной, в-третьих, резьба должна быть высокого качества, в-четвертых, и это очень важно, чтобы трубка несла некую мысль. Вообще, трубка - это мужской предмет, и очень часто на изображениях встречаются сцены охоты, порой - сцены эротического содержания. Есть трубки с изображением Веласкеса, Наполеона Бонапарта, Наполеона Третьего. Это искусство художественной резьбы, связанное с мужскими слабостями, просуществовало недолго и датируется XIX - началом XX века.

- А почему трубка должна быть непременно использованной? И зачем нужен янтарный мундштук?
- Вот тут есть фокус. Как известно, пенка сама по себе белого цвета, а в процессе курения никотиновые смолы пропитывают этот гигроскопический материал, в результате чего трубка приобретает столь богатые оттенки. Причем есть определенные хитрости, которые связаны с изготовлением. Можно так построить трубку, чтобы четко спрогнозировать, где она будет темнее, а где светлее. Что же касается янтарных мундштуков, с давних времен они имеют некую славу - янтарь служит отличным фильтром.

- А с чего началась эта трубочная коллекция?
- С того, что мы попытались создать некую экспозицию, посвященную нашей работе, Янтарной комнате, Восточной Пруссии вообще, ведь за эти годы накопилось очень много материала. И организовали небольшую выставку - всего в один зальчик. И я, путешествуя по городам и весям, стал кое-что собирать для нее. Так все потихоньку и собралось…

- Со времени возрождения Янтарной комнаты прошло, ни много ни мало, уже пять лет. Над чем сейчас работают мастера?
- Сегодня у нас новая жизнь, и она совершенно другая. Долгое время у нас был гарантированный заказ, но в 2003 году программа была завершена. Сегодня мастерская существует, работает, замыслов огромное количество. Хотя для того, чтобы они осуществлялись, необходимы определенные составляющие - возможность выполнять работы большого объема, наличие материала, финансирование. Мы сделали цикл икон для домовой церкви в резиденции президента России в Кремле, занимаемся реставрацией предметов декоративно-прикладного искусства, активной выставочной деятельностью…

Впрочем, это не самое важное, чем мы заняты. Практически все время, которое прошло с момента окончания работ по воссозданию Янтарной комнаты, мы занимаемся не менее крупным проектом - реставрацией Агатовых комнат павильона «Холодные бани» архитектора Ч.Камерона. Проект сложный и ответственный, ведь это практически единственный памятник, сохранившийся в первозданном виде после Второй мировой войны. В его интерьерах представлены всевозможные виды декоративного убранства: паркет из ценных пород дерева, живописные плафоны, бронза, камины, исключительная мраморная облицовка стен природным твердым русским камнем - яшмой. Ничего подобного в мире не существовало никогда! Сложность этой работы совершенно беспрецедентная, и я очень жду, что 2008 год ознаменуется началом этой большой программы!

| Автор: Дарья КУЛЕПЕТОВА Источник
| Категория: Музейные раритеты
23.04.08 Просмотров: 3985 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0


Похожие материалы:



Книги для коллекционеров:




Всего комментариев: 0
avatar