Друзья, вы можете стать героями нашего портала. Если у вас есть коллекция, расскажите нам.

Добавить статью
Главная Клуб Темы Клуба
Фарфор. Стекло. Керамика

«Кисловодский фарфор «Феникс» – артель мастеров и художников, которые вручную создают уникальные изделия


На фото: Николай Лобжанидзе показывает уникального фарфорового слона,  Лики на этих фарфоровых пасхальных яйцах – точная копия канонических икон

За последние 40 лет редко кто из миллионов граждан СССР, России, зарубежных стран, отдыхавших на Кавказских Минеральных Водах, возвращался домой без фарфоровой кружки, вазочки или статуэтки, изготовленной мастерами кисловодского предприятия «Феникс».

– В октябре этого года артели Художпродторга, из которой выросло наше предприятие, исполнится 85 лет, – рассказывает генеральный директор ЗАО «Кисловодский фарфор «Феникс» Николай Лобжанидзе.

Поначалу мастера артели занимались только резьбой по кости и коровьему рогу. А в 60-х годах минувшего века власть приняла решение развивать в Кисловодске производство фарфоровых сувениров. В 1965 году здесь построили первые печи для обжига.

– Ставить такое производство в том месте, где нет своего природного сырья, могли только в то время, – подчеркивает Николай Лобжанидзе. – Потому что, если партия сказала: «Надо», то все отвечали: «Есть!».

Основные компоненты, из которых получается фарфор, в Кисловодск вагонами везли из Мурманской и Челябинской областей, а так называемую голубую глину – из Донецкой области Украины. И никто не думал, что когда-нибудь из-за этого на предприятии могут возникнуть проблемы.

– В конце 70 – начале 80-х годов прошлого века в Кисловодске действовало четыре фарфоровых цеха и цех пластмасс, где делали сувениры и детские игрушки. Всю продукцию забирали торговые базы и распространяли по всей стране, а часть даже отправляли на экспорт. На фабрике работали до двух тысяч человек; у них были самые высокие зарплаты в городе. Предприятие за счет своей прибыли строило многоквартирные дома и передавало их городу, – не без ностальгии вспоминает Николай Лобжанидзе, который на «Фениксе» в различных должностях работает более 20 лет.

Когда же экономика страны перешла на капиталистические рельсы и транспортировка стала стоить реальных денег, на кисловодском «Фениксе» сполна ощутили, каково выживать, когда за перевозку платишь больше, чем за само сырье.

– Сейчас заказывать сырье вагонами, по 60 тонн в каждом, нам не по карману. Возим автотранспортом небольшие партии, – поясняет гендиректор, переходя к реалиям сегодняшнего дня.

Еще более сложным и болезненным был процесс сокращения кадров:

– Поскольку у нас на 100 процентов ручной труд, то в себестоимости продукции 47 процентов составляет заработная плата. Пришлось многих работников сократить. Из почти 2000 человек в штате осталось менее 200. Например, в конторе сейчас работает только 11 человек. Каждый исполняет по три-четыре функции. Сократили даже художников. Осталось только пять человек, которые могут с нуля придумать изделие и изготовить его модель. Да и они работают по договору. Если держать таких специалистов в штате, то им надо платить тысяч 70 в месяц. Предприятие не может себе этого позволить.

Изготовление фарфоровых изделий – весьма энергоемкий процесс. А тарифы на газ и электроэнергию постоянно растут. Как же «Феникс» справляется с проблемой?

– Мы вот уже 25 лет состоим в Ассоциации народно-художественных промыслов России. Благодаря этому нам компенсируют часть расходов на энергоносители. А иначе бы не выжили, – признается Николай Лобжанидзе.

Еще одна головная боль нынешнего руководства ЗАО «Кисловодский фарфор «Феникс» – это недобросовестная конкуренция.

– Сейчас в регионе фарфоровые изделия изготавливают около 40 предприятий. Среди них только три – пять имеют свой стиль и работают легально. Все остальные действуют полулегально – в подвалах, не платя налогов, не делая никаких отчислений. Они «шуруют» низкокачественные изделия, копируя наши формы, – рассказывает гендиректор. – Мы с ними боремся уже не один десяток лет, но дело в том, что в нашей стране закон о защите авторских прав такой «сырой», что за десять лет мы смогли довести до суда по иску об изготовлении и сбыте контрафакта только пару дел. Потратили много денег на юристов и на разного рода экспертизы. А человек, торгующий контрафактом, оплатил мизерный штраф и продолжает торговать.

А тут еще на российском рынке дешевый китайский фарфор почти полностью вытеснил продукцию кисловодских мастеров из Москвы и других крупных городов.

Но несмотря ни на что, «Феникс» жив и ежегодно выпускает продукции на 25-30 миллионов рублей. Секрет успеха – уникальность буквально каждого изделия и высочайшее качество.

За рубежом, а теперь и в России, на многих фарфоровых предприятиях (например, в подмосковном Дулево) стоят конвейерные линии. Они выдают очень большие объемы, но это все штамповка. А «Кисловодский фарфор» был и остается артелью мастеров и художников, которые все делают вручную. Так что двух абсолютно одинаковых изделий с клеймом «Феникса» нет и не может быть в принципе.

В сопровождении начальника фарфорового цеха Любови Фрикке проходим по всей технологической цепочке. Вот участок литья. На стеллажах около 700 гипсовых форм, которые изготовили по авторским моделям художников. Все они из особого крупнопористого гипса, за которым машину приходится посылать аж в Самарскую область. Но только такой гипс способен извлечь лишнюю влагу из жидкого шликера, который из шланга заливают в формы. Затем формы разбирают, чуть затвердевшие кружки, вазы, чайники извлекают и сутки подсушивают при комнатной температуре. А сложные изделия отливают сразу в нескольких различных формах и затем отдельные части вручную склеивают.

Подсохшие изделия поступают на оправку. Здесь женщины с помощью губок и воды убирают все шероховатости, оставшиеся после литья. Из их рук будущие вазы, кружки, блюда выходят идеально ровными, гладкими и отправляются в тоннельную печь.

Стальная транспортерная лента медленно-медленно увлекает еще сырые изделия в 18-метровый тоннель, где их со всех сторон обдает жар температурой 770 градусов. Через несколько часов из другого конца огнедышащего тоннеля появляются уже не глиняные, а фарфоровые изделия. Любовь Фрикке щелкает ногтем по ближайшей вазе, и та звонко отзывается.

Но это пока еще матовый фарфор. Теперь каждое изделие покрывают глазурью и ставят в политую печь, где при 1320 градусах глазурь и шликер намертво схватываются. В этом секрет долговечности и водонепроницаемости фарфоровых изделий.

Однако и это пока еще только заготовки. Чтобы превратиться в уникальный кисловодский фарфор, они поступают на прописку. На многих современных предприятиях изображения просто печатают на заготовках. Получается ярко, броско, но совершенно одинаково, бездушно. А в Кисловодске над каждой вазой колдует художник. Наталья Цапко десять лет училась – сначала в художественной школе, затем в Абрамцевском художественном училище по специальности «художник – мастер фарфорового производства». А затем еще 16 лет набиралась опыта на предприятии. И теперь ей доверяют самое сложное в прописях – портреты. Ведь портрет на бумаге или холсте, и портрет на фарфоровой вазе – это, как говорится, две большие разницы. Наталья работает специальными «фарфоровыми» красками. У них разная плотность, фактура, да еще и после обжига каждая меняет свой цвет. Помимо всего этого художник должен «держать в голове» и то, как краски взаимодействуют друг с другом.

– Например, эта розовая краска очень активная. При смешивании с другими она частично «съедает» их цвет, – рассказывает Наталья. И поясняет: – При одной прописке невозможно набрать необходимую плотность красок после обжига. Для каждого рисунка требуется делать две-три прописки. Кроме того, по технологии недопустима фактурность мазка. Краска должна лежать идеально ровно. Поэтому после росписи кисточками приходится иголкой миллиметр за миллиметром разравнивать краску.

Так и курсируют вазы: от художника – в печь и обратно. Последним наносят препарат жидкого золота. Не дешевой забугорной краски, которая блестит, но быстро облезает, а самого настоящего золота, которое держится на фарфоре вечно.

– Простенькие дешевые изделия не окупают затраты при ручном производстве. Держаться на плаву нам позволяют сложные высокохудожественные изделия среднего ценового уровня и дорогие. Такие, которые наши конкуренты не могут изготовить, – раскрывает бизнес-секреты Николай Лобжанидзе.

И для иллюстрации берет в руки внушительных размеров фарфорового слона. Художник Роман Загута около полугода вылепливал этого слона и делал первую форму. А потом еще возникали сложности, когда изделие осваивали в цехе. В печи его обжигают на четырех подпорках. Но даже при таких мерах предосторожности из пяти отливок до готового изделия доходит в среднем одна.

Чтобы окончательно убедить, что «Феникс» был и остается непревзойденным производителем фарфора в регионе, гендиректор ведет нас на склад готовой продукции. От трех тысяч самых разных, одно другого краше изделий захватывает дух и голова идет кругом. А Николай Лобжанидзе обращает наше внимание на детали, которые видны только специалистам. Вот, например, фарфоровые пасхальные яйца с ликами святых:

– Все росписи сделаны с канонических икон и одобрены церковью.

И утилитарные свойства некоторых изделий на «Фениксе» не имитируют, а делают всамделишными: здесь фарфоровый самовар действительно кипятит воду, фарфоровые часы действительно идут, а светильники светят.

Хочется верить, что еще много-много лет отдыхающие на курортах Кавказских Минеральных Вод будут возвращаться домой с изумительными фарфоровыми кружками, вазами и статуэтками с клеймом, изображающим возрождающегося из пепла феникса.

 «Ставропольская правда»



| Автор: Николай БЛИЗНЮК Источник
| Категория: Фарфор. Стекло. Керамика
| Теги: статуэтка, ваза, фарфор 30.09.15 Просмотров: 4086 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0

Похожие материалы:



Книги для коллекционеров:




Всего комментариев: 0
avatar