Друзья, вы можете стать героями нашего портала. Если у вас есть коллекция, расскажите нам.
Вход   Регистрация  

Главная Клуб Темы Клуба
Живопись

Рамы… и их портреты


Еще в период становления рамочного дела в России в начале XVIII века постепенно начинает формироваться особый тип рам — рамы для портретов. Именно в это время появляется традиция украшать рамы к императорским портретам резным изображением короны. Позже, при Елизавете Петровне, на смену короне придет пышная резная композиция в виде двух ангелов, поддерживающих корону, и картуша с вензелем в сочетании с цветами, изгибами, С-образными завитками, характерными для рококо. Раму с таким навершием можно увидеть на парадном портрете императрицы Екатерины I кисти И. Адольского в Екатерининском дворце Царского Села (рама воссоздана в 1970-е годы по сохранившейся дореволюционной фотографии подлинной рамы середины XVIII века). В XIX столетии навершия для императорских портретов несколько меняются — теперь это корона с лавровой и пальмовой (либо дубовой) ветвями (изредка появлялись и другие атрибуты императорской власти). В коллекции Русского музея есть необычная резная золоченая рама конца XVIII — начала XIX века к портрету Петра I неизвестного художника. Помимо традиционной короны и фигуры двуглавого орла с вензелем в ее орнаменте использован оригинальный прием — вся левая часть рамы декорирована листьями дуба, а правая — лавра. Отметим, что рам к императорским портретам, как XVIII, так и XIX веков, сохранилось крайне мало. А некоторые из них дошли до нашего времени без наверший.

Помимо достаточно строгих канонов для рам к императорским портретам, уже в XVIII веке развивалось два направления в декорировании портретных рам. Первое из них было вызвано стремлением создавать рамы, являющиеся своеобразным продолжением портретов. В орнаментальное убранство таких рам включалось изображение гербов, вензелей, различных надписей и даже предметов, связанных с деятельностью лица, изображенного на портрете. Так, в декор бронзовой позолоченной рамы (1792) к портрету-барельефу митрополита Гавриила мастер П. Ажи включил изображение предметов церковной утвари.

П.А. Шаманский. Портрет купца Г.В. Гладина. Рама второй половины XIX. Государственный Русский музей
П.А. Шаманский. Портрет купца Г.В. Гладина. Рама второй половины XIX. Государственный Русский музей

Орнамент портретных рам другого направления не несет никакой смысловой нагрузки, являясь лишь изысканным украшением живописи. Особенно хороши подобные обрамления XVIII века к женским портретам. Пример тому — три рамы 1760-х годов к девичьим головкам П.А. Ротари из собрания Государственного Русского музея. Даже частично сохранившийся на рамах резной орнамент — цветы, веточки, бусы, мягкие завитки картуша, — создает чудесную огранку для портретов молодых женщин. Полихромное покрытие рам нежных цветов — белого, светло-розового, зеленого, светло-голубого сочетается с живописной гаммой картин.

В XIX веке искусство создания портретных рам продолжает развиваться, новые идеи получают воплощение в рамах с резным и накладным мастичным орнаментом. По-разному декорируются камерные и парадные портреты для дворцов и особняков в первой половине XIX века. Интересный пример парадного портретного обрамления — рамы для портретов выдающихся русских полководцев в Фельдмаршальском зале Зимнего дворца. Рамы были украшены резными композициями: в нижней части — в виде стилизованного растительного орнамента и гирлянды из лавровых листьев, в верхней — также гирляндой, лавровыми ветками, русским воинским шлемом и фигурами двуглавых орлов с императорскими коронами над ними по обеим сторонам. Рамы были исполнены мастерами А. Тарасовым и А. Галаниным. К сожалению, они не сохранились. Но как дополняли эти рамы с портретами убранство зала, можно увидеть на акварели Э.П. Гау («Фельдмаршаль­ский зал Зимнего дворца», 1866).

П.А. Ротари. Девушка с розой в волосах. Рама 1760-х. Государственный Русский музей
П.А. Ротари. Девушка с розой в волосах. Рама 1760-х. Государственный Русский музей

В 1841 году К.И. Брюллов написал портрет светлейшей княгини Е.П. Салтыковой, урожденной графини Строгановой. Вскоре по заказу семьи для портрета была изготовлена великолепная резная золоченая рама. Декоративное убранство рамы символизирует слияние двух знатных родов — Салтыковых и Строгановых. Детали орнамента связаны с геральдикой двух родов. В центре верхней части рамы — два соединенных щита (фрагменты фамильных гербов), над которыми размещались княжеская и графская короны (ныне утрачены), по обеим сторонам — фигуры орлов. Резные изображения соболей, заимствованные из герба Строгановых, напоминают о том, что их предки «способствовали к приобретению Сибири, и оказали важные службы и помощь к сохранению городов княжества Пермского».

Оригинальная резная рама из ореха была создана во второй половине XIX века для портрета купца Г.В. Гладина кисти П.А. Шаманского. Человек необычной судьбы, Григорий Васильевич Гладин прошел путь от крепостного крестьянина до крупного подрядчика. Среди его дел — устройство Варшавской железной дороги от Санкт-Петербурга до Динабурга; постройка шоссе из Красного Села в Гатчину, Ропшу и Кипень; строительство в Петербурге Литейного и Сампсониевского мостов через Неву. Детали резного убранства рамы, изображающие различные предметы и объекты (топор, вагонетку, рыболовные сети, железную дорогу, мост), напоминают о славных делах Григория Васильевича на благо государства Российского. В декоре рамы также запечатлены имя портретируемого и годы его жизни.

Рама с накладным мастичным орнаментом к портрету братьев Бенуа, написанному М.И. Скотти в 1847 году, вероятно, была изготовлена по рисунку архитектора Н.Л. Бенуа (на портрете — второй слева). В великолепное декоративное убранство рамы автор включил надписи на французском языке, связанные с историей создания портрета и именами портретируемых.

В 1901 году И.Э. Браз написал портрет графа Дмитрия Ивановича Толстого, впоследствии (1909–1918) ставшего директором Эрмитажа. Неизвестный мастер украсил портрет дубовой рамой с резным орнаментом в виде веток плюща. Между прочим, именно в этой раме граф Д.И. Толстой передал собственный портрет на знаменитую Историческую выставку портретов в 1905 году.

И.Е. Репин. Портрет графини Н.П. Головиной. Рама конца XIX. Государственный Русский музей
И.Е. Репин. Портрет графини Н.П. Головиной. Рама конца XIX. Государственный Русский музей

Интересны рамы к портретам И.Е. Репина, которые художник, как правило, выбирал сам. На репинских портретах редко можно увидеть одинаковое обрамление, каждая картина, по мысли художника, требовала особого подхода, в зависимости от индивидуальных особенностей лица, изображенного на портрете, а также общего живописного строя произведения. Портрет петербургского губернатора, члена Государственного Совета А.Д. Зиновьева «одет» в строгую золоченую раму с ритмично расположенными на гладком фоне ампирными элементами орнамента. Портрет графини Н.П. Головиной обрамляет рама с пышным растительным декором. Для «Белоруса» И.Е. Репин подобрал раму, покрытую поталью под лаком, с необычным орнаментом в виде листьев и завитков, напоминающих подковы. И хотя рама эта тяготеет к стилю модерн, не свойственному художнику, тем не менее удивительно сочетается с его произведением. Когда рама на период реставрации была заменена, посетители Русского музея могли обратить внимание, насколько проигрывает «Белорус» в другом обрамлении. Декор рамы портрета И.Р. Тарханова напоминает о деятельности Ивана Рамазановича Тарханова — физиолога, члена общества естествоиспытателей, члена-корреспондента Парижского биологического общества. Орнамент, выполненный в технике мастичной отливки, представляет сцену из жизни животного мира: среди густой растительности хищный зверь преследует жертву, в зарослях притаилась испуганная белка.
 

 

Рама с накладным мастичным орнаментом. Втор. пол. XIX. 68,0 x 57,5 x 9,0. Государственный Русский музей
Рама с накладным мастичным орнаментом. Втор. пол. XIX. 68,0 x 57,5 x 9,0. Государственный Русский музей

Во второй половине XIX века на фоне растущего спроса на картинные рамы появились мастерские и рамочно-багетные фабрики, изготавливавшие рамы с лепным декором. Но было бы неверно предполагать, что с переходом в отделке от резьбы к лепке в искусстве создания художественных рам наступило время упадка.

В первой трети XIX века в России наряду с резными начинают изготавливаться рамы с накладным лепным орнаментом. С момента своего появления они становятся достаточно популярными, а с течением времени спрос на такие изделия все более возрастает. Не только владельцы картин, коллекционеры, но и художники, уделявшие большое внимание обрамлению собственных произведений (И.К. Айвазовский, И.И. Шишкин, И.Е. Репин, В.М. Васнецов, К.Е. Маковский и другие) покупали рамы с лепным орнаментом.

Технология изготовления давала мастерам довольно обширные возможности, позволяла выполнять рамы в разных стилях и направлениях. Лепной орнамент мог быть низкого и высокого рельефа, как мелким, детально проработанным, так и крупным, обобщенным. При этом орнамент наносился на деревянную основу различных профилей и силуэтов.

Варьировалось и декоративное покрытие: в первой половине XIX века в основном использовалось матовое золочение и золочение на полимент, двойник (позолота на серебре), позже получили распространение поталь (имитация позолоты на основе меди), бронзовый порошок, лаки и краски. Очень часто в одной раме сочетались различные покрытия (золочение и поталь, краска и золочение, поталь и тонированный лак). Для создания дополнительного декоративного эффекта на поверхности мастера использовали фактурные наполнители: песок, мраморную крошку, манную и даже гречневую крупу.

Во второй половине XIX века в России появляются мастерские, специализировавшиеся на изготовлении картинных рам. Наиболее известны в то время были два петербургских предприятия.

Рама с накладным мастичным орнаментом. Мастерская А. Жеселя. Не ранее 1889–1900-х. 123,0 x 170,0 x 11,0. Государственный Русский музей
Рама с накладным мастичным орнаментом. Мастерская А. Жеселя. Не ранее 1889–1900-х. 123,0 x 170,0 x 11,0. Государственный Русский музей

В 1879 году «временно купец второй гильдии» А. Жесель открыл в Санкт-Петербурге (на улице Гороховой, дом 45) «Мастерскую и магазин рамок». В мастерской изготавливались рамы с лепным накладным орнаментом и резные, а также осуществлялась реставрация старых художественных рам. Продукция мастерской была разнообразной: от изделий с типовыми, часто встречающимися элементами орнамента до оригинальных, единственных в своем роде. Так, обращает на себя внимание рама из коллекции Русского музея, изготовленная в мастерской А. Жеселя. Своеобразный орнамент из мастики, выполненный в низком рельефе и покрытый поталью, имитирует чеканку по металлу. На все художественные рамы мастерской А. Жеселя наклеивалась фирменная бумажная этикетка (на тыльную сторону), иногда на торцевой части рам встречается небольшая мастичная полоска с именем француза. Изделия мастерской отличаются весьма хорошим качеством, поэтому неудивительно, что со временем А. Жесель был удостоен чести стать поставщиком императорского двора.

Другая крупная мастерская — Абросимова, основанная в 1862 году, находилась на 2-й линии Васильевского острова, в собственном доме № 5, рядом с Императорской Академией художеств. Мастерская занималась «позолотными и столярно-резными работами рам, иконостасов, мебели, комнатных украшений». Но известны Абросимовы прежде всего как изготовители художественных рам. Рамы в мастерской в основном делались с накладным лепным орнаментом, который выполнялся, как правило, из мастики, иногда из гипса, встречаются и рамы с орнаментом, выполненным в технике папье-маше. В качестве декоративного покрытия использовались комбинированное золочение и бронзовый мелкодисперсный порошок под лаком. Со временем владелец мастерской Семен Абросимович Абросимов привлек к работе своего сына Петра, который после смерти отца продолжил его дело. А в начале XX века по тому же адресу работала рамочная фабрика Петра Семеновича Абросимова с сыновьями.

Рама с мастичным орнаментом, имитирующим чеканку по металлу. Мастерская А. Жеселя. Посл. четверть XIX — нач. XX. 45,7 x 37,0 x 4,0. Государственный Русский музей
Рама с мастичным орнаментом, имитирующим чеканку по металлу. Мастерская А. Жеселя. Посл. четверть XIX — нач. XX. 45,7 x 37,0 x 4,0. Государственный Русский музей

Багетно-рамочные фабрики в России появились в 1890-е годы. Если в мастерских лепной орнамент выполнялся при помощи специальных форм, подобно печати выдавливающих узор в мягкой мастике или гипсе, то с появлением багетно-рамочного производства лепной орнамент стал делаться также при помощи роликов (стальных цилиндров с вырезанным на них выгнутым рисунком).

Отметим, что с современным багетом, лишь имитирующим старые рамы (их орнамент и декоративное покрытие), багет рубежа XIX–XX веков имеет мало общего. Механизированное производство позволяло ускорить процесс изготовления рам, однако принцип оставался прежним. При фабриках работали художники-орнаменталисты, которые, опираясь на богатый опыт предшествующих поколений, создавали для рам разнообразные декоративные композиции как с традиционными, характерными для тех или иных стилей, так и с собственными оригинальными мотивами. Хозяева-фабриканты следили за качеством своей продукции, контролируя каждый этап изготовления багетных рам.

Процесс этот был достаточно сложным и трудоемким. Прежде всего, на фабрику привозили и в специальной камере просушивали доски. Обычно для багета использовалась сосна, причем та часть ствола, которая отличается прямослойностью и отсутствием большого количества сучков. Затем доски распиливали на рейки, из которых делали багет, склеивая рейки по длине. Толщина и форма багета были различными. Приклеивая одну рейку к другой под разными углами, получали разные формы багета. Толстый багет (для больших массивных рам) представлял собой соединение нескольких реек, плотно склеенных друг с другом. Это делалось для того, чтобы рама не деформировалась со временем под воздействием изменений температуры и влажности воздуха. Подобным методом пользовались также мастера-изготовители резных рам в XVIII–XIX веках.

Рама фабричного производства в стиле неоклассицизм. 1900-е. 85,0 x 75,0 x 4,5. Государственный Русский музей
Рама фабричного производства в стиле неоклассицизм. 1900-е. 85,0 x 75,0 x 4,5. Государственный Русский музей 

На следующем этапе готовый брусок пропускали через строгальный станок, чтобы получить профиль багета. Для этого в станок вставляли стальные строгальные ножи с различными очертаниями лезвия. Например, на фабрике Фрейдберга в Петербурге имелось до 500 таких ножей, значит, покупателям предлагалось 500 различных профилей багета. Профилированный багет покрывали левкасом (грунтом), а уже затем накладывали лепной мастичный орнамент. Для каждого рисунка требовался отдельный ролик. Чем больше роликов имелось на фабрике, тем разнообразнее была ее продукция. Ролики по готовым эскизам художников, работавших при фабриках, заказывали за границей, в частности в Берлине.

Наконец, на багет с лепным орнаментом наносили декоративное покрытие. Чаще использовали поталь, иногда в сочетании с серебрением, а также позолоту, краску, лаки и бронзовый порошок. В рамах в стиле модерн использовались мастика различных цветов и патина. Также на фабриках изготавливали багет с гладкой поверхностью, имитирующей ценные породы дерева. Практиковалось и изготовление фанерованных рам. В коллекции Русского музея хранится рама, фанерованная красным деревом, исполненная на фабрике Андерсона.

Чтобы сделать из готового багета раму для картины, необходимо было его распилить на части по данным размерам, а затем части склеить. На некоторых рамах стыки (усовые соединения) в углах закрывались лепными деталями орнамента (ракушками, листьями и т.п.). Выполнение художественных рам осуществлялось в столярно-рамочной мастерской, это отделение фабрики имело дело непосредственно с заказчиками.

Насколько востребованной была продукция рамочных мастерских и багетно-рамочных фабрик на рубеже XIX–XX веков, мы можем судить по их количеству. Только в Санкт-Петербурге в это время работали десятки мастерских и несколько фабрик, среди которых: Фрейдберга (на Большой Дворянской улице, дом 24), Гофмана (на Малой Дворянской, дома 17–19), Андерсона (Петровский проспект, дом 3). Владельцы некоторых фабрик имели собственные магазины в центральной части города, где покупатели могли ознакомиться с многочисленными образцами багета и готовых рам. Диапазон выбора был обширен: от декора, выдержанного в классицистическом стиле, до модного в начале XX века стиля модерн и неоклассицизма. Мастера-изготовители, фабриканты часто помогали обращавшимся к ним покупателям в выборе рам для картин. Бытовавшее среди них выражение «одеть картину» означало подобрать раму, декоративное убранство которой гармонировало бы с общим строем живописного произведения, выгодно оттеняло его колористические нюансы. Одновременно учитывался интерьер, для которого предназначалась картина. Продукцией фабрик также пользовались художники. Так, члены «Общества имени А.И. Куинджи» заказывали рамы на фабрике Абросимова. Художники объединения «Мир искусства» пользовались услугами Русской рамочно-багетной фабрики Андерсона (магазин фабрики находился на Моховой улице, дом 8).

К настоящему времени художественных рам с лепным орнаментом, изготовленных в мастерских и на рамочно-багетных фабриках, сохранилось достаточно много. Но к сожалению, не все понимают их ценность. Стремясь придать изделию «новый» вид, владельцы передают рамы недостаточно компетентным реставраторам, которые в первую очередь перекрывают первоначальное декоративное покрытие (различными пудрами, акриловыми пастами и лаками). Впрочем, проблема реставрации художественных рам — тема отдельного разговора.

Оксана ЛЫСЕНКО,
старший научный сотрудник
отдела художественных рам
Государственного Русского музея
Иллюстрации предоставлены автором  Журнал Антик.Инфо № 36/37


| Автор: Оксана Лысенко Источник
| Категория: Живопись
10.07.08 Просмотров: 8669 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1


Похожие материалы:



Книги для коллекционеров:




Всего комментариев: 0
avatar